Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

халтан сăмах пирĕн базăра пур.
халтан (тĕпĕ: халтан) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Ывӑнса халтан кайнӑ ҫынсем савӑннӑ, харсӑрланнӑ, вӗсене ҫӗнӗ вӑй-хал хутшӑннӑ пек туйӑннӑ.

Усталые, измученные люди повеселели, приободрялись, почувствовали себя так, как будто в них влились свежие силы.

Вунтӑваттӑмӗш сыпӑк // .

Унта летчиксем кислород ҫитменнипе аптранӑ, халтан кайма пуҫланӑ, ҫывӑрма та, апат ҫиме те пултарайман.

Естественно, началось кислородное голодание; физическое самочувствие летчиков было неважное, они потеряли сон, аппетит, чувствовали сильную усталость, которая особенно увеличилась после длительной борьбы с циклоном.

Вунтӑваттӑмӗш сыпӑк // .

Путатӑн вӗт! — хытарсах каланӑ вӑл, хӑй ачи, халтан кайса, ҫыран хӗррине савӑнӑҫлӑн тухсан.

Утонешь! — строго повторял он, когда мальчик, усталый, но довольный, добирался до берега.

Пӗрремӗш сыпӑк // .

Павел ача чухне те, ӳссе ҫитсен те хӑй телейлӗ кун курнине астуман, пӗтӗм пурнӑҫӗ унӑн йывӑр та халтан яракан ӗҫре иртнӗ.

Павел Чкалов не мог вспомнить ни в детстве, ни в юности ни одного радостного дня, только тяжелый, изнурительный труд.

Пӗрремӗш сыпӑк // .

Пачах халтан кайма юрамасть ӗнтӗ.

Нельзя же убивать себя окончательно.

Машенька-Маш-ша // .

«Ҫитет!» тесе пӗр сӑмах кӑна каламалла, — вара самантрах сывлама ҫӑмӑл пулать, буровой установка ӗҫлеме чарӑнать, халтан тухнӑ аккумуляторсен энергийӗ сывлӑша тасатакан аппаратсем ҫинелле куҫать, вара уҫӑ сывлӑш шӑрши кӗрсе каять…

Стоит только сказать одно это слово: «Довольно!» — и сразу станет легко дышать, выключится буровая установка, энергия утомленных аккумуляторов устремится в воздухоочистительные аппараты, пахнет свежим ветром…

Вунҫиччӗмӗш сыпӑк // .

Карттӑ ҫине миллион лартатпӑр, унсӑр пуҫне тата мӗнпур бригада пӗтӗм вӑй-халтан тӑрӑшса ӗҫлет, кусемсӗр пуҫне ыттисем те, пирӗн ҫӗршывра укҫаран хаклӑрах шутланакан япаласемпе приборсем нумай пӗтеҫҫӗ.

Поставлен на карту миллион и, кроме него, напряженный труд всей бригады и многое другое, что ценится у нас дороже денег.

Саккӑрмӗш сыпӑк // .

Ун чухне вара промысласенчи рабочисем халтан кайса ӗҫлемӗҫ, кашни мастер хӑйӗн машини умӗнче чей ӗҫсе ларӗ, ҫил-тӑман чухне те вӑл хӑйӗн станокӗ патӗнче утса ҫӳремӗ.

Чтобы труд на промыслах требовал меньшей затраты физической силы, чтобы каждый мастер сидел за стаканом чаю у распределительной доски, а не ходил в бурю и ветер у бурового станка.

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Иккӗшӗ те халтан кайнӑ, йывӑррӑн сывлаҫҫӗ.

Оба устали и тяжело дышали.

Вӑтӑр саккӑрмӗш сыпӑк // .

Кавӗрле мучи ҫын кӗлеткине сак ҫине вырттарса сивӗ шывпа ҫурӗ, унӑн урисене, аллисене, кӑкӑрне халтан кайиччен, чӑм тара ӳкиччен ҫӑм чӑлхапа сӑтӑрчӗ.

Положил на лавку, обмыл холодной водой, до устали, до пота тер колючим шерстяным чулком ноги, руки, грудь.

Ют юн // Аркадий Малов. Михаил Шолохов. Ют юн. — Тӑван Атӑл, 1965, 3№, 82–91 с.

Алексее сӗтел ҫумӗнчен вӑйпа хӑйпӑтрӗ, асапланнипе пӗтӗмпех халтан кайнӑ, куҫне хупнӑ питне хӑй еннелле ҫавӑрчӗ те чуптуса пӗтерчӗ, ку вӑл хӗрӳллӗ туйӑмпа чуптунинчен ытларах амӑшӗ ывӑлне чуптунӑ пек пулчӗ.

С силой оторвала Алексея от стола, повернула к себе измученное, искаженное страданием лицо с закрытыми глазами и покрыла его поцелуями, в которых было больше материнского чувства, чем страсти.

Вунпӗрмӗш сыпӑк // .

Йӑлтах халтан кайнӑ Полищук ытти юлташӗсене ӑҫта шырамаллине кӑтартса панӑ.

Измученный вконец Полищук указал, где искать остальных.

Вуннӑмӗш сыпӑк // .

Савӑнӑҫлӑ та хастар Беридзен пичӗ ҫинче ку таранччен палӑрман пӗркеленчӗксем, тӑнлав патӗнчи кӑвак ҫӳҫсем, халтан кайни, халӗ, хуйха ӳкнипе пусӑрӑннине пула, палӑрмаллипех палӑраҫҫӗ.

То, что раньше было незаметно в веселом и деятельном Беридзе — морщинки на лице, седина на висках, усталость в глазах, — явственно проступило теперь в онемевшем от горя человеке.

Вуннӑмӗш сыпӑк // .

Вӑл та, Никифор та хӑйӗн ҫыннисемпе халтан кайрӗҫ.

И он, и Никифор с его людьми совсем выбились из сил.

Вуннӑмӗш сыпӑк // .

Тем пысӑкӑш трубопровод сыпӑкне ҫынсем халтан кайсах вак патне шутарса пынине Силин чӗрине ыраттарса сӑнаса тӑчӗ.

Силин терзался, наблюдая, как надсаживались люди, по сантиметру подвигая к проруби стальную махину.

Ҫиччӗмӗш сыпӑк // .

Участокри трассӑн вӗҫне ҫити труба турттарса леҫсенех халтан кайнӑ Сморчков, диспетчерскине ҫитсе чи малтан: «Маховпа Солнцевӑн миҫе труба?» тесе ыйтнинчен никам та тӗлӗнмен.

Никто не удивлялся тому, что Сморчков, вернувшись из очередного изнурительного рейса до конца трассы участка, кидался в диспетчерскую и прежде всего спрашивал: «Сколько труб у Махова и Солнцева?»

Пиллӗкмӗш сыпӑк // .

Пӑлханнипе, выҫӑпа, ывӑннипе халтан кайса ҫитнӗ Артамонов садри ҫу пек сарӑ ҫутӑн виҫӗ йӗрӗ урлӑ сарлака, хура мӗлке иртсе кайнине курчӗ.

Артамонов, раздавленный волнением, голодом, усталостью, видел, как сквозь три полосы масляного света в саду промельнуло широкое, чёрное.

IV сыпӑк // .

Халтан ятӑн!

Сила лишил!

Вуниккӗмӗш сыпӑк // .

Ача пачах халтан кайнӑ, аран-аран урине сӗтӗрсе каялла килнӗ: «Сӗллине Сизобрюхов хуҫана сутма илсе каяҫҫӗ».

… Совсем замучился парень, едва ноги принес: «Продавать везут, купцу Сизобрюхову».

Вуннӑмӗш сыпӑк // .

«Эпӗ халтан кайрӑм, вӑй пӗтрӗ, тесе каласшӑнччӗ-и эсӗ?

«Ты хочешь сказать: целиком израсходовался?

Улттӑмӗш сыпӑк // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех