Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

ӑссӑр сăмах пирĕн базăра пур.
ӑссӑр (тĕпĕ: ӑссӑр) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Пӑлханни-мӗнӗ майӗпенех сӳрӗлсе пычӗ, ватӑ амӑшне уншӑн явап партарасси ҫинчен уйлани халӗ ӑна пустуй, ӑссӑр, пачах вырӑнсӑр шухӑш пек туйӑнакан пулчӗ.

Куҫарса пулӑш

XXVII // .

Ҫеҫенхирти ӑссӑр тункатасем!»

Куҫарса пулӑш

XXVII // .

— Чирлӗ-тӗк вырт, кирлӗ мар ҫӗрте ан хыпашла, — терӗ Нюшкӑ вӗрентсе, ҫав вӑхӑтрах куллине пытарса — мӗнле-ха эсир, арҫынсем, ҫав тери ӑссӑр — вилӗмрен виҫӗ утӑмра пулса курнӑ ӗнтӗ темелле, ҫук, ҫапах тӳсеймест, типӗ апатран какай патнелле туртӑнать…

— Раз больной, то и лежи, нечего шариться где не след, наставительно сказала она, тая улыбку на губах, готовая прыснуть от смеха, — и чего вы, мужики, такие неуемные — уж, кажись, от смерти в трех шагах побывал, ан нет, все ему неймется, с постного на скоромное тянет…

14 // .

Анчах ыйтма ҫеҫ ӑс нумай кирлӗ мар-ҫке, ӑна ӑссӑр та ыйтма пулать.

Но ведь чтобы только требовать, немного надо, даже без большого ума можно обойтись.

7 // .

Ҫапла майпа пирӗн ҫарсен Кӑнтӑр фронтри тылӗнче контрреволюци чеелӗхӗ, кулаксен интересӗсемпе казак массисен тӗттӗмлӗхӗ ӑссӑр та ирсӗр хӗҫпӑшаллӑ пӑлхавра вӑхӑтлӑха пӗрле пӗрлешсе кайнӑ.

Таким путем контрреволюционные плутни, кулацкие интересы и темнота массы казачества слились на время воедино в бессмысленном и преступном мятеже в тылу наших армий Южного фронта.

LVIII // .

— Эпӗ сана ун пек каламан, апла пулсан, хӑвӑн ӑссӑр шухӑшупа ан сӗмсӗрлен! — «Эсӗ» ҫине куҫса хыттӑн кӑшкӑрса тӑкрӗ ӑна казаксен комбригӗ, канашлама килнисем халӗ пӗтӗмпех хайне пӑхӑннине тӳррӗн палӑртса.

— Я тебе этого не сказал, а стало быть, нечего и наянливаться со своими угадками! — грубо оборвал его казачий комбриг, переходя на «ты» и уже явно выказывая, что собеседники его находятся от него в прямой и полной зависимости.

LII // .

Эппин, сан шутпа, ӑссӑр ӗҫсем нумай туса тултартӑмӑр пулать?

То есть, по-твоему, глупостей наделали?

XXXIX // .

Крутенький еннелле каймастӑп, санӑн приказна ӑссӑр тесе шутлатӑп.

А на Крутенький не пойду, приказ твой считаю глупым.

XXXVI // .

Кайрантарах ҫав вӑхӑта Листницкий ӑшшӑн хумханса аса илчӗ-ха, анчах ун чухне ача пекех ӑссӑр та айванла асаплансаччӗ.

После Листницкий благоговейно перебирал их в памяти, а тогда он мучился по-мальчишески, безрассудно и глупо.

V // .

Юлашкинчен ӑссӑр пуҫ ӗҫ мӗнре иккенне ӑнланса илнӗ.

Дошло наконец до неумной головы, в чем дело.

«Сирӗн Парижра ӗҫсем мӗнле?» // .

Анна ҫавӑн пек тӑрса чупни халӗ ыттисене хавхалантарма пултарайманнине, ку пачах та усӑсӑр, ӑссӑр, вилӗмле ӗҫ пулнине ҫак самантра Бунчук уҫҫӑн ӑнланчӗ.

В этот миг Бунчук уже понял, что поступок Анны не в силах увлечь остальных, бессмыслен, безрассуден, обречен.

XXV // .

Ӑна мӗн те пулин ӑссӑр ӗҫ туса хума ан парӑр, упрӑр.

Удерживайте ее от безрассудных поступков, берегите.

V // .

Листницкин чӗрине этеме суккӑрлатса яракан ӑссӑр курайманлӑх кӑшӑлласа лартрӗ.

Безрассудная слепящая ненависть густо обволокла Листницкого.

XII // .

— Ответ пулсан та, ӑссӑр эппин.

— А если и ответ, то неумный, во всяком случае.

XI // .

Килнӗ аслӑ ҫын хӑйӗн чыслӑхӗпе йӗркелӗхне килӗшекен ӑссӑр ыйтусем парать, аманнӑ салтаксем, кӗҫӗн врач канаш панӑ тӑрӑх, куҫӗсене стройра вӗрентнинчен те ытларах чарса пӑрахса: «Точно так, ваше императорское величество!» е тата, ҫав титулах хушса хурса, «Никак нет!» — тесе ответлеҫҫӗ.

Особа задавала приличествующие ее положению и обстановке нелепые вопросы; раненые, по совету младшего врача, вылупив глаза больше той меры, которой учили их в строю, отвечали: «Точно так, ваше императорское высочество» и «Никак нет», с приложением этого же титула.

23 // .

Ӑссӑр эсӗ, — терӗ Григорий йӗрӗнчӗклӗн, унтан, куҫне хӗстерсе, хӑйӗн чӗрнисене пӑхса тухрӗ.

— Глупой ты, — презрительно сказал Григорий и, щурясь, осмотрел ногти.

12 // .

Ку япала Григорий ӑншӑртланнине пӗлтернине, вӑл ҫак самантра темле ӑссӑр ӗҫ те туса тӑкасса Петро пӗлсех тӑрать, анчах та, тулӑ улӑмӗ тӗслӗ мӑйӑхӗ айӗн кулкаласа, вӑл пурпӗрех шӑллӗне ҫӗтӗлтерсе пырать:

Петро знал: это верный признак того, что Григорий кипит и готов на любой безрассудный поступок, но, посмеиваясь в пшеничные свои усы, продолжал дразнить брата:

17 // .

— Мӗн кӑшкӑратӑн, ӑссӑр! — кӳренчӗклӗн хӑтӑрса илчӗ ӑна Григорий.

— Чего орешь, дура! — досадливо крикнул на нее Григорий.

3 // .

Ҫапла, ним ӑнланмалла мар каларӗ те Катерина, ӑссӑр пек, йӗри-тавра пӑхкаласа, ик аллине ик айккине тытса, ташлама пуҫларӗ.

И, проговорив такие несвязные речи, уже неслась Катерина, безумно поглядывая на все стороны и упираясь руками в боки.

XIII // .

Атте, пуҫу сан, юр пек шурӑ, эсӗ пур, ӑссӑр йӗкӗт пек хӗрсе кайрӑн!»

Батько, твои волосы белы, как снег, а ты разгорелся, как неразумный хлопец!

III // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех