Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

Обломова (тĕпĕ: ) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Вӗсене пурне те Обломова кӑмӑллани, унӑн хрусталь пек таса чунне астуса пурӑнни тӑванлатать.

Их всех связывала одна общая симпатия, одна память о чистой, как хрусталь, душе покойника.

X сыпӑк // .

Вӑл ҫав тери туллин те нумай юратнӑ: Обломова — еркӗне, упӑшкине, улпута юратнӑ; анчах ҫакна никама каласа пама та, ӗлӗкхиллех, пултарайман вӑл.

Она так полно и много любила: любила Обломова — как любовника, как мужа и как барина; только рассказать никогда она этого, как прежде, не могла никому.

X сыпӑк // .

Вӑл Обломова госпожа-ҫке, помещица-ҫке; вӑл ним нуша пӗлмесӗр, никама пӑхӑнмасӑр, уйрӑм пурӑнма пултарнӑ пулӗччӗ-ҫке?

Ведь она госпожа Обломова, помещица; она могла бы жить отдельно, независимо, ни в ком и ни в чем не нуждаясь?

X сыпӑк // .

Мӗн пулнӑ-ха Обломова?

Что же стало с Обломовым?

X сыпӑк // .

Апатланнӑ хыҫҫӑн никам та, нимӗн те Обломова выртма чарайман.

После обеда никто и ничто не могло отклонить Обломова от лежанья.

IX сыпӑк // .

Ун ҫумне вунвиҫӗ ҫулхи Маша, унтан Ваня ларчӗ, вара, юлашкинчен, Алексеев та паян Обломова хирӗҫ ларчӗ.

Подле него садилась Маша, уже девочка лет тринадцати, потом Ваня и, наконец, в этот день и Алексеев сидел напротив Обломова.

IX сыпӑк // .

Агафья Матвеевна асӑрхаса тӑмасан кӑна тума май ҫукчӗ, анчах вӑл пӗтӗм килйыша хӑй тытса пыран йӗркене пӑхӑнтарма пултарчӗ, пӗрре чееленсе, тепре ачашласа, вӑл Обломова эрех илӗртесрен, кӑнтӑрлахи апат хыҫҫӑн ҫывӑрасран, ҫуллӑ кулебяка ҫиесрен чарса пычӗ.

Без ока Агафьи Матвеевны ничего бы этого не состоялось, но она умела ввести эту систему тем, что подчинила ей весь дом и то хитростью, то лаской отвлекала Обломова от соблазнительных покушений на вино, на послеобеденную дремоту, на жирные кулебяки.

IX сыпӑк // .

Штольц лартнӑ управляющи сурхури тӗлне Обломова пӗчӗкех мар тупӑш ярса тӑрать, мужиксем тырӑ тата выльӑх-чӗрлӗх илсе килеҫҫӗ, ҫавӑнпа кил-ҫуртра ытлӑ-ҫитлӗ те хавас пурнӑҫ чечекленет.

Поставленный Штольцем управляющий аккуратно присылал ему весьма порядочный доход к Рождеству, мужики привозили хлеба и живности, и дом процветал обилием и весельем.

IX сыпӑк // .

Темиҫе ҫул каялла ку хваттере куҫса килнӗ чухнехи пекех, Обломова таса, тутлӑ кофе параҫҫӗ.

Кофе подавался ему так же тщательно, чисто и вкусно, как вначале, когда он, несколько лет назад, переехал на эту квартиру.

IX сыпӑк // .

Вӑл Обломовӑн йӑваш та шухӑшлӑ сӑнне, унӑн ачаш куҫӗсене, уйрӑлнӑ чухне Ольга ӳпкеленине хирӗҫ Обломов мӗнле именчӗклӗн кулнине аса илчӗ те… вара вӑл питӗ хурланчӗ, Обломова питӗ шеллерӗ…

В ее воспоминании воскресло кроткое, задумчивое лицо Обломова, его нежный взгляд, покорность, потом его жалкая, стыдливая улыбка, которою он при разлуке ответил на ее упрек… и ей стало так больно, так жаль его…

VIII сыпӑк // .

Ырӑ ҫынсене нумай курнӑ эпӗ, анчах унран тасарах, ҫутӑрах, кӑмӑллӑрах чӗреллине курман; нумайӑшне юратрӑм эпӗ, анчах Обломова юратнӑ пек, ҫирӗп те хӗрӳллӗ, никама та юратман.

Многих людей я знал с высокими качествами, но никогда не встречал сердца чище, светлее и проще; многих любил я, но никого так прочно и горячо, как Обломова.

VIII сыпӑк // .

Тӗрӗссине пӗлессӳ килет пулсан, Обломова юратма сана эпӗ вӗрентрӗм, кӑшт ҫеҫ ырлӑх патне ҫитереймерӗм.

А если хочешь знать правду, так я и тебя научил любить его и чуть не довел до добра.

VIII сыпӑк // .

Вӑл Обломова кумшӑн хытӑ ятламасӑр тӳсеймерӗ.

Он не утерпел, чтобы не обругать его хорошенько за кума.

VII сыпӑк // .

Штольц Обломова илсе каясшӑнччӗ, анчах лешӗ хӑйне пӗр уйӑхлӑха ҫеҫ хӑварма пикенсех ыйтрӗ, вара Штольц ана хӗрхенсе хӑварчӗ.

Штольц попытался увезти Обломова, но тот просил оставить его только на месяц, так просил, что Штольц не мог не сжалиться.

VII сыпӑк // .

Генерал мана хуларан кӑларса ярас терӗ, анчах нимӗҫӗ килӗшмерӗ, Обломова намӑса кӗртес мар терӗ.

Генерал было погрозил выслать из города, да немец-то вступился, не хочет срамить Обломова.

VII сыпӑк // .

Ҫук, кум, айӑпласах пулсан, сана чи малтан айӑпламалла: кам Обломова ӗҫтересшӗн тӑрӑшрӗ?

Нет, кум, уж если в петлю лезть, так тебе первому: кто уговаривал Обломова пить-то?

VII сыпӑк // .

Пикентӗм, пикентӗм: «Тӗрӗс мар, элек, ваше превосходительство, нимӗнле Обломова та пӗлместӗп, кӑна йӑлтах Тарантьев турӗ», тесе калас теттӗм, анчах нимпе те чӗлхе ҫаврӑнмарӗ, унӑн ури умне чӗркуҫлентӗм кӑна.

Силился, силился, хотел выговорить: «Неправда, мол, клевета, ваше превосходительство, никакого Обломова и знать не знаю: это все Тарантьев!» — да с языка нейдет; только пал пред стопы его.

VII сыпӑк // .

— «Эсир темӗнле путсӗр ҫынпа Обломова ӗҫтерсе ӳсӗртнӗ те ӳсӗрскерне хӑвӑр йӑмӑкӑр ячӗпе ҫырнӑ расписка ҫине ирӗксӗрлесе алӑ пустарнӑ — тӗрӗс-и ку?» терӗ.

— «Правда ли, что вы, с каким-то негодяем, напоили помещика Обломова пьяным и заставили подписать заемное письмо на имя вашей сестры?»

VII сыпӑк // .

Ахах, кӗмӗл, салоп саклата хунине аса илчӗ те Штольц ҫавӑн пирки калать пулӗ тесе шухӑшларӗ; анчах вӑл кун ҫинчен мӗнле пӗлме пултарнине ниепле те тавҫӑрса илеймерӗ; ку вӑрттӑнлӑха вӑл Обломова мар, кашни пуса ӑҫта хунине пӗлсе тӑракан Анисьйӑна та каласа паманччӗ-ҫке?

Она вспомнила о заложенном жемчуге, о серебре, о салопе и вообразила, что Штольц намекает на этот долг; только никак не могла понять, как узнали об этом, она ни слова не проронила не только Обломову об этой тайне, даже Анисье, которой отдавала отчет в каждой копейке.

VI сыпӑк // .

Вӑл Обломова пӑхать; Обломов ун ҫинчен хӗрсе кайсах калаҫать…» — шухӑшларӗ вӑл.

Она смотрит за ним; он говорит о ней с жаром…»

VI сыпӑк // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех