Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

юратса (тĕпĕ: юрат) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Колхоз председателӗ ҫамрӑк журналисткӑна юратса пӑрахать.

Тут председатель колхоза влюбляется в молодую журналистку.

13 сыпӑк // .

Публика сире йышӑнчӗ, юратса йышӑнчӗ.

Публика вас приняла, с любовью приняла.

12 сыпӑк // .

Ҫырасса та ӑна ҫак аслӑ ҫынсене юратса, чӗрене ҫӗклентерес хӑватпа ҫырнӑ — инҫетри-инҫетри каравеллӑсем ҫийӗн вӗсен ункӑлатса вырнаҫтарнӑ портречӗсене эпӗ халӗ те пулин курса тӑратӑп пек.

Она была написана с искренним восторгом перед этими великими людьми — их овальные портреты на фоне далеких каравелл я как будто вижу и сейчас.

Ҫиччӗмӗш сыпӑк // .

Ҫапла, кунсерен хула тӑрӑх ҫапкаланса ҫӳренӗ чухне ҫеҫ эпӗ Мускава палласа илсе, ӑна юратса пӑрахрӑм.

Только теперь, во время этих ежедневных скитаний, я узнал и полюбил Москву.

Пӗрремӗш сыпӑк // .

Мана ырӑ сунса, ачасен юратӑвӗпе юратса кӗтсе илме хатӗрленччӗр; ун пек тумасассӑн, тискер асаппа асаплантарса вӗлерӗп.

Присоветуй им встретить меня с детской любовию и послушанием; не то не избежать им лютой казни.

Тӑххӑрмӗш сыпӑк. Уйӑрӑлни // .

Юратса пӑрахнӑ-и, — терӗ Петька тарӑхса, унтан чартлаттарса сурчӗ.

Влюблена, что ли, — презрительно добавил Петька и плюнул.

Вунпӗрмӗш сыпӑк // .

Ку кӗнекене вӑл, паха кӗнеке вырӑнне хурса, юратса вулатчӗ, ун пек чухне вара, хӑйне ҫӗклентерсе, хӗрӳлленсе мӑкӑртатса вуласа ларатчӗ.

Эта книга имела всегда сильное на него влияние: никогда не перечитывал он ее без особенного участия, и чтение это производило в нем всегда удивительное волнение желчи.

Пӗрремӗш сыпӑк. Гварди сержанчӗ // .

Тӗрӗс мар-и, эсир мана халиччен юратса тӑнӑ пулин те, ҫак минутран пуҫласа манран йӗрӗнекен пулатӑр!..

Не правда ли, если даже вы меня и любили, то с этой минуты презираете?

Июнӗн 16-мӗшӗ // .

Сана пӗр хутчен юратса тӑнӑ хӗрарӑм ытти арҫынсем ҫине йӗрӗнмесӗр пӑхаймасть, эсӗ вӗсенчен лайӑхрах пулнипе мар, эх, ҫук! анчах сан ӑшӑнта пӗр хӑвна ҫеҫ пӳрнӗ темӗнле уйрӑм хӑват, темӗнле асамлӑх та мӑнаҫлӑх пур; сассӑнта,— ху кирек мӗн каласан та — никам ҫӗнтерейми хӑвату пур; никам та хӑйне ҫавӑн пек ялан юраттарасшӑн тӑрӑшма пултараймасть; никам куҫӗ те ҫав тери ырлӑха ӗмӗтлентереймест; никам та хӑйӗн вӑйлӑ енӗсемпе ҫав тери тасан усӑ курма пултараймасть, тата никам та сан пек ҫав тери чӑн-чӑннипех телейсӗр пулма пултараймасть, мӗншӗн тесен никам та ҫав таран хӑйне телейлӗ тесе ӗнентерме тӑрӑшмасть.

Любившая раз тебя не может смотреть без некоторого презрения на прочих мужчин, не потому, чтоб ты был лучше их, о нет! но в твоей природе есть что-то особенное, тебе одному свойственное, что-то гордое и таинственное; в твоем голосе, что бы ты ни говорил, есть власть непобедимая; никто не умеет так постоянно хотеть быть любимым; ни в ком зло не бывает так привлекательно, ничей взор не обещает столько блаженства, никто не умеет лучше пользоваться своими преимуществами и никто не может быть так истинно несчастлив, как ты, потому что никто столько не старается уверить себя в противном.

Июнӗн 16-мӗшӗ // .

Вӑл шухӑшлатчӗ-ха вара… итле-ха, вӑл сана ӑнран каясса ҫити юратса пӑрахнӑ, мӗскӗн.

А она думает… знаешь ли, она влюблена в тебя до безумия, бедняжка!..

Июнӗн 15-мӗшӗ // .

Юратса пӑрахрӑм-и эпӗ, чӑнах?..

Неужто я влюблен?

Июнӗн 11-мӗшӗ // .

Чӑннипех, юратса пӑрахрӑм-и вара эпӗ?..

Уж не влюбился ли я в самом деле?..

Июнӗн 6-мӗшӗ // .

Юратса тӑни ҫинчен ирӗксӗр калаттарасшӑн мар ӑна эпӗ, хӑй каласа патӑр, ун чухне вара эпӗ тӑраничченех савӑнӑп…

Я не хочу вынуждать у него признаний, я хочу, чтобы он сам выбрал меня в свои поверенные, и тут-то я буду наслаждаться…

Майӑн 16-мӗшӗ // .

— Княжна сана юратса та пӑрахрӗ пулӗ, тетӗп эпӗ.

— Я уверен, — продолжал я, — что княжна в тебя уж влюблена!

Майӑн 16-мӗшӗ // .

Эпӗ ҫав хӗрарӑма курман-ха, анчах эсир каланӑ тӑрӑх, хам ӗлӗк, юратса тӑнӑ пӗр хӗрарӑм пулӗ тесе сӗметлетӗп.

Я ее не видал еще, но уверен, узнаю в вашем портрете одну женщину, которую любил в старину…

Майӑн 13-мӗшӗ // .

Тумтирне пӑхсан, вӑл, тирпейлӗхе юратса, мӗнле тӑхӑнмаллине лайӑх пӗлни курӑнать; типшӗмрех кӑна пӗчӗк аллисенче шупка сарӑ перчетке.

В его одежде заметны были вкус и опрятность; его худощавые, жилистые и маленькие руки красовались в светло-желтых перчатках.

Майӑн 13-мӗшӗ // .

Хӑш-пӗр чухне унашкал ҫынсене хӗрсем ӑнран кайичченех юратса пӑрахни те сахал пулман, вӗсен илемсӗрлӗхне чи ҫамрӑк та роза пек чипер эндимионсен илемлӗхӗпе те улӑштарман.

Бывали примеры, что женщины влюблялись в таких людей до безумия и не променяли бы их безобразия на красоту самых свежих и розовых эндимионов.

Майӑн 13-мӗшӗ // .

Ҫитменнине тата Казбич Бэлӑна тахҫантанпах юратса пурӑннӑ-ҫке.

Да притом она ему давно-таки нравилась.

Бэла // .

Авӑ, Маринка та ӑна пирвайхи хут курсанах юратса пӑрахрӗ.

Вон и Маринка в него с первого взгляда влюбилась.

2 сыпӑк // .

Алексей ҫав вӑхӑтра, икӗ аллине пуҫ айне хутлатса хурса, ҫурӑм ҫинче выртрӗ, выртнӑ май Анюта ҫав тери лайӑх хӗр пулни ҫинчен, вӑл, мӑнтарӑн, калама ҫук ывӑнни ҫинчен, апла пулин те эвакогоспитальти хӑйӗн йывӑр ӗҫне чӗререн юратса туса пыни ҫинчен шухӑшларӗ.

Алексей же, лежа на спине, на заломленных за голову руках, думал о том, какая она славная, Анюта, и как, бедная, устает, и как вместе с этим увлекается своей тяжелой работой в эвакогоспитале!

6 сыпӑк // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех