Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

Вуласса (тĕпĕ: вула) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Вуласса типографинче ӗҫлекенсем пек вулатӑп: малтан тӑваттӑмӗш полосине, унтан — виҫҫӗмӗшпе иккӗмӗшне, юлашкинчен чи кирлине — пӗрремӗшне, мӗншӗн тесен ӑна валли материалсем чи кайран килсе ҫитеҫҫӗ.

Читал так, как читают их типографы: сначала ранее приготовленную четвертую полосу, потом третью и вторую и, наконец, самую важную — первую, материалы которой поступали в типографию в последнюю очередь.

1941-мӗш ҫул // .

Николай Петрович уксахлакаланӑ, кӑмӑллӑ пӗчӗк питлӗ, анчах кӑшт хурлӑхлӑрах та пысӑках мӑр хура куҫлӑ, ҫемҫе те сайра ҫӳҫлӗскер пулнӑ; вӑл час-часах юлхавланнӑ, анчах вуласса хаваслансах вуланӑ, обществӑран хӑранӑ вара.

Николай Петрович прихрамывал, черты имел маленькие, приятные, но несколько грустные, небольшие черные глаза и мягкие жидкие волосы; он охотно ленился, но и читал охотно, и боялся общества.

VII // .

Вуласса та кирлӗ тимлӗхпе вуланӑ-ши?

Да и читали ли с должным вниманием?

5 // .

Вуласса та аран-аран ҫыпӑҫтарса ҫеҫ вулатӑп.

Читаю вовсе тупо.

II // .

— Кам ҫырнине маннӑ, вуласса вуланӑччӗ…

— Я не помню, у кого это я читала…

Пӗрремӗш сыпӑк // .

Вуласса вӑл сассине хӑпартмасӑр, ҫемҫе сасӑпа вулать, анчах кашни сӑмаха хисеплесе, тӑрӑшса, ӗнентерӳллӗн калать.

Голос у нее был негромкий, немножко монотонный, но каждое прочитанное слово произносила она с уважением, истово и доверчиво.

Тӑваттӑмӗш сыпӑк // .

Вуласса вара питӗ вулас килет.

А очень хотелось прочесть.

VII // .

Эпӗ кашни хӑй пуҫӗпе шухӑшласа ҫырнине ҫеҫ вулатӑп, — вуласса та йӑлтах мар, ҫав ҫыннӑн тӗп шухӑшне пӗлмелӗх ҫеҫ вулатӑп».

Я читаю только самобытное и лишь настолько, чтобы знать эту самобытность».

XXIX // .

Вуласса та эсӗ, паллах, нумай вулама пултарайман…

Читать ты, конечно, тоже много не могла…

V сыпӑк // .

Пӗтӗмпех пӗтрӗмӗр теме хӑратӑп, ҫак йӗркесене эсӗ хӑҫан та пулин вуласса та шанчӑк ҫук ӗнтӗ манӑн.

Боюсь, что с нами кончено, и у меня нет надежды даже на то, что ты когда-нибудь прочтёшь эти строки.

Тӑваттӑмӗш сыпӑк // .

Ахальтен мар ҫав — ҫав тарана ҫитсе манӑн ярайман ҫырусем темӗн чухлех пуҫтарӑнчеҫ — вӑрҫа хыҫҫӑн вӗсене Катьӑпа пӗрле вуласса шанатӑп-ха ӗнтӗ.

Недаром же от этой поры у меня сохранилась груда неотправленных писем — я надеялся, что мы с Катей прочтём их после войны.

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Чӳрече умне тӑрсах ҫав хыпара вуласа тухрӑм та ҫаврӑнса пӑхрӑм, ҫынсем пӑшӑрханса пӑхкаларӗҫ, ҫавӑн чух мана темле урӑх туйӑм ярса илчӗ; вуласса та эпӗ темле хама палӑрми урӑхла пурнӑҫра вуланӑ пек вуларӑм.

Стоя перед самым окном, я прочитала сводку, потом обернулась, увидела серьёзные, взволнованные лица, и странное чувство вдруг охватило меня: это чтение происходило уже в какой-то новой, неизвестной жизни.

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Вуласса та вӑл темле хӑйне майлӑ, активлӑ вулама пӗлнӗ: сасартӑк, хӑйне кӑмӑла кайнӑ вырӑна шӑппӑн темиҫе хутчен вуласа, «тӗрес», тесе мӑкӑртатнӑ, сӑмахсене паллӑ тунӑ, унтан тата тӑруках хаярланса кӑшкӑрса илнӗ: «Суять, йытӑ, вӑл фронтра пулман тесе хам пуҫӑма сӑра бутылкине хирӗҫ лартатӑп! Вот, мерзавец! Ҫырать тата хӑй», тесе вӑрҫнӑ.

И читать он умел как-то по-своему — так сказать, активно: то вдруг начинал шепотом повторять понравившееся ему место и бормотать «правильно» и что-то подчеркивал, то вдруг сердито восклицал: «Врет, собака! Ставлю мою голову против пивной бутылки, что на фронте не был. Вот мерзавец! А пишет».

4 сыпӑк // .

Страницăсем:
  • 1

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех