Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

чараймасӑр (тĕпĕ: чар) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Ҫак шухӑшсемпе хыпӑнса Антонина Васильевна, хӑйне хӑй чараймасӑр, кӑшкӑрса ячӗ:

И, охваченная этими мыслями, Антонина Васильевна, уже не сдерживая себя, закричала:

Ҫиччӗмӗш сыпӑк // .

Сана кӑларчӗҫ-им? — терӗ Тоня, хӑй пӑлханнине чараймасӑр.

Тебя освободили? — не справляясь со своим волнением, порывисто ответила Тоня.

Улттӑмӗш сыпӑк // .

— Павка вара ҫара кайнӑ чух пысӑк пулнӑ-и? — кӑмӑлсӑрланса ыйтрӗ вӑл, чӗтрекен тутине чараймасӑр.

— Что же, Павка-то большим, что ли, был, когда в армию ушел? — спросил он угрюмо, не справляясь с дрожавшими губами.

Ҫирӗммӗш сыпӑк // .

Диван айне ҫеҫ кӗреймерӗм, — ӗсӗклерӗ шӑллӑм куҫ тулли куҫҫульне чараймасӑр.

Под диван не пролезешь — голова не проходит, — обиженно проворчал он сквозь слёзы.

Хӳреллӗ дневник // Николай Ишентей. Николай Ишентей. Ырӑ ӗҫсен команди. Дмитрий Суслин куҫарнӑ. — Шупашкар: Чӑваш кӗнеке издательстви, 2013. — 46,49 с.

— Варалаймастӑрччӗ те! — терӗ куллине чараймасӑр Григорий, мӑйӑх айӗпе шурӑ шӑлӗсене ҫутӑлтарса.

Не сдерживая смеха, сияя из-под усов кипенным оскалом зубов, Григорий сказал: — Оно и не пришлось бы марать!

XV // .

Ҫавӑн чухне вӑл йывӑҫ тӗмӗ патӗнче чарӑнса тӑчӗ, сасӑ кӑлармасӑр кулакан Степана куҫ хӳрипе курчӗ; Аникушка, куллине чараймасӑр куклене-куклене ларса, ывӑҫ тупанӗсене тути патне рупор пек тытса, хӗрарӑм сассипе вичкӗннӗн ҫухӑрнине курчӗ:

На скаку он мельком видел остановившегося возле куста, молчаливо улыбавшегося Степана Астахова; видел, как Аникушка, приседая от смеха и сложив ладони рупором, пронзительным, бабьим голосом визжал:

II // .

Хӑйне обком секретарӗн куҫӗсем туртса илнӗ пек, Корней тӳрленсе тӑчӗ, тута ҫине килнӗ куллине чараймасӑр, ҫывӑхарах пычӗ, алӑ пачӗ.

Точно притянутый взглядом секретаря обкома, Корней выпрямился и, не сдерживая просившейся на губы улыбки, подошел ближе, поздоровался…

7 // .

Хӗрсе кайнӑ утне тытса чараймасӑр, ун ҫинелле тепри асар-писеррӗн вӑркӑнса килчӗ.

На него слепо летел, уже не в силах сдержать коня второй.

XXXVII // .

Абрамсон, куллине чараймасӑр, пит-куҫне пӗркелентернӗ; ҫывӑхра тӑракансем ӑшӑ кулӑпа ейӗлсе итлеҫҫӗ.

Морщился от улыбки Абрамсон, ближние прислушивались, улыбаясь.

XIX // .

Малтанхи хут кукӑртнӑ пӳрнипе ерипен кӑна шак тутарчӗ, унтан стена ҫумне таянчӗ те, хӑйне хӑй тытса чараймасӑр, кантӑк рамкинчен нумайччен урса кайнӑ пек шаккарӗ.

Первый раз стукнул сдержанно, согнутым пальцем, потом, не владея собой, привалился к стене и бил кулаками в раму яростно, долго.

24 // .

Утне тытса чараймасӑр, Григорий малалла сиктерсе иртсе кайрӗ; унтан лашине калла ҫавӑрчӗ те ашӑпа ячӗ.

Не удержав коня, Григорий проскакал; повернув, ехал рысью.

5 // .

— Мӗн пулчӗ вара? — ыйтрӗ Татьяна, чухласа илнипе куллине чараймасӑр.

— Да что такое? — спросила Татьяна не державшись от смеха, кое-что поняв.

V // .

— Ой, Варюша, манӑн тӑван тантӑшӑм! — терӗ Ольга Самойловна, куҫҫуль юхнине тытса чараймасӑр.

— Ой, Варюша, подружка ты моя родная! — говорила Ольга Самойловна, не в силах сдержать слезы.

XXIV // .

Анчах Артамашов, хӑйне пачах та чараймасӑр: «Ку сана анчӑк ҫури пулнӑскер тенӗшӗн, ку — манӑн партбилетшӑн, ку тырра ватнӑшӑн…» тесе, хӑйӗн тусне икӗ аллипе те кӳпкеме пуҫларӗ.

Но Артамашов, уже вовсе не владея собой, угощал своего друга то с левой, то с правой руки, приговаривая: — Это тебе, сучий сын, за бывшего, это за мой партбилет, это за потраву…

XI // .

— Санӑнни пек кӑмӑлпа пирӗшти те килӗштерсе пурӑнаймасть, — вара, яланхи пекех, ман чуна ыраттарас тесе, мана вӑл хамӑн йӑмӑкпа пулса иртнӗ ӗҫе аса илтерчӗ (эпӗ пӗррехинче, хама хам тытса чараймасӑр, йӑмӑка кӳрентерсе пӗтернӗччӗ; ҫакӑншӑн эпӗ ӳкӗннине вӑл пӗлетчӗ, ҫавӑнпа халь юриех ҫав вырӑнтан чиксе илчӗ).

— Это такой характер, с которым ангел не уживется, — и, как всегда, стараясь уязвить меня как можно больнее, она напомнила мне мой поступок с сестрой (это был случай с сестрой, когда я вышел из себя и наговорил сестре своей грубости; она знала, что это мучит меня, и в это место кольнула меня).

XXII // .

Марийка чӳречерен пӑхрӗ те гитлеровецсем витене кӗнине курсан тата ытларах хӗрелчӗ, хӑй ҫиленнине тытса чараймасӑр Лозневой умне сиксе ӳкрӗ.

Марийка взглянула в окно и, увидев, что гитлеровцы лезут в хлев, вспыхнула еще ярче и подступила к Лозневому, не в силах сдержать своей ярости.

VII // .

— Семен ҫав ята парасшӑн пулчӗ, эпӗ хирӗҫмерӗм, — тет Ниловна, хайӗн пӗркеленчӗк пӗчӗк пит-куҫӗнче кулӑ палӑрнине тытса чараймасӑр.

— То Семен так пожелал, а я не стала противиться, — говорила Ниловна, не в силах сдержать улыбку на своем миленьком и морщинистом лице.

XV // .

Рада та куҫҫульне чараймасӑр Гинкӑна ыталарӗ.

Рада со слезами на глазах бросилась утешать Гинку.

VIII. Ҫаран // .

Юрдан чорбаджи, тулса ҫитнӗ ҫиллине чараймасӑр, паян мӗн-мӗн илтсе пӗлнине пӗтӗмпе кӗрӳшне каласа пачӗ.

И все более и более разъяряясь, чорбаджи Юрдан стал рассказывать зятю обо всем, что узнал за этот день.

IV. Хӑтипе кӗрӳшӗ // .

Брошюрӑна вуласа тухас чух, ун вӗҫне пӗр вӑрӑм сӑвӑ кӗртсе янӑ та, тарласа пӑшӑхнӑ тухтӑр тинех вулама чарӑнчӗ, вара хӑйӗн шалти туйӑмне чараймасӑр, Огнянова ҫапла каларӗ:

Прочитав большую часть брошюры и дойдя до длинного стихотворения, которым она заканчивалась, доктор, весь дрожа и обливаясь потом, оборвал чтение и повернулся к Огнянову.

XIII. Брошюра // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех