Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

хунине (тĕпĕ: ху) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
хӑмасемпе ҫеҫ пӳлсе хунине курчӗ, ҫавӑнпа, ҫынна хаклама пӗлекенскер, Лопуховсем патӗнче нумай ларчӗ пулин те, вӑл хӑйне пӗрмаях йӗркеллӗ тыткаларӗ; вӑл ытлашши савӑнмарӗ, ытларах ялти лӑпкӑ пурнӑҫ ҫинчен шухӑшларӗ, чунтан савӑнса, Лопуховсен чухӑнрах пурнӑҫне тӗплӗнрех пӗлме тӑрӑшрӗ, ӑна вара шӑпах ҫапла пурӑнмалла пек, урӑхла пурӑнма та юраман пек, чухӑнрах пурӑнӑҫ чухне ҫеҫ ҫын чӑн-чӑнах телейлӗ пулма пултарнӑ пек туйӑнчӗ, ҫавӑнпа вӑл Сержа эпир пурӑнма Швейцарине кайӑпӑр, сӑртсемпе хирсем хушшинче, кӳлӗ хӗрринче ларакан пӗчӗк пӳртре вырнаҫӑпӑр, пӗр-пӗрне юратса пурӑнӑпӑр, пулӑ тытӑпӑр, хамӑр пахча ҫимӗҫсене пӑхса ӳстерӗпӗр, терӗ; Серж: эпӗ йӑлтах килӗшетӗп, анчах эсӗ тепӗр виҫӗ-тӑватӑ сехетрен мӗн калассине кӗтетӗп, терӗ.

Жюли держала себя солидно и выдержала солидность без малейшего отступления, хотя просидела у Лопуховых долго; она видела, что тут не стены, а жиденькие перегородки, а она умела дорожить чужими именами, в азарт она не приходила, а впадала больше в буколическое настроение, с восторгом вникая во все подробности бедноватого быта Лопуховых и находя, что именно так следует жить, что иначе нельзя жить, что только в скромной обстановке возможно истинное счастье, и даже объявила Сержу, что они с ним отправятся жить в Швейцарию, поселятся в маленьком домике среди полей и гор, на берегу озера, будут любить друг друга, удить рыбу, ухаживать за своим огородом; Серж сказал, что он совершенно согласен, но посмотрит, что она будет говорить часа через три-четыре.

II // .

— Воисковойри колхоз вӑкӑрӗсем ҫул ҫинче сан пек чее ҫынсем тырра ҫӗр айне пытарса хунине пула ӳксе вилчӗҫ.

— Быки Войскового колхоза дохли в дороге потому, что такие субчики, как ты, хлеб позарывали в землю.

XIII сыпӑк // .

Эпӗ, — тет ҫав, — культурӑллӑ ҫын, ҫитменнине тата районри ответлӑ работник, ҫавӑнпа та хама пӗчӗк ҫын вырӑнне хунине юратмастӑп».

Я, говорит, человек культурный и к тому же ответственный районный работник — и не люблю низменного обхождения».

X сыпӑк // .

Банник ҫинчен аса илни унччен шутласа хунине пачах тепӗр майлӑ ҫавӑрса ячӗ, вара вӑл, куҫӗсемпе лашине шыраса, ҫапла шухӑшларӗ:

Мысль о Баннике перевернула его решение, и он, разыскивая глазами коня, уже думал:

34-мӗш сыпӑк // .

Илтрӗн-и эсӗ, Макарӑм, Титокӑн вӑпӑр-карчӑкӗ мӗн туса хунине?

А ты слыхал, Макарушка, что Титкова баба-яга сотворила?

18-мӗш сыпӑк // .

Епле ан шуралччӑр-ха унӑн яланах нушалӑхра та выҫӑлла-тутӑлла пурӑнса тӗссӗрленнӗ тути хӗррисем, Яков Лукич арчаран пӗр тӗрке хӗрарӑм ҫи-пуҫӗ кӑларса хунине курсан?

Как же можно было не побледнеть ее губам, выцветшим от постоянной нужды и недоеданий, когда Яков Лукич вывернул из сундука копну бабьих нарядов?

18-мӗш сыпӑк // .

«Пуҫне мӗншӗн витсе хунине ӑнланчӗ. Шуйттан…»

«Поняла, зачем голову накрыл. К черту…»

12-мӗш сыпӑк // .

Эпир ҫав тери хавхаланнине кура, хуҫа пирӗн ӗҫӗмӗр ҫумне кашни талӑкне вунтӑватшар пӑт чусталӑх ӳстерсе хунине те сисмен.

что мы даже не заметили, как хозяин, пользуясь нашим возбуждением, набавил нам работы на четырнадцать пудов теста в сутки.

Ҫирӗм улттӑпа пӗрре // Петӗр Хусанкай. Максим Горький. Сочиненисем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1953. — 119–131 стр.

Ҫынсем вӑрахчен калаҫнӑ унпа, юлашкинчен, вӑл ҫӗр ҫинче пӗр хӑйне ҫеҫ этем вырӑнне хунине, хӑйсӗр пуҫне, вӑл урӑх нимӗне те курманнине туйса илнӗ.

Долго говорили с ним и наконец увидели, что он считает себя первым на земле и, кроме себя, не видит ничего.

I сыпӑк // .

«Rp. Liquor ferri 3 гр. леш, чӳрече ҫинче тӑраканнине, ҫӳлӗк ҫине хунине, хӑйсӗр уҫма хушманнине, вуншар тумлам кунне виҫӗ хутчен. Мария Заплаксинӑна».

«Rp. Liquor ferri 3 гр. того, что на окне стоит, а то, что на полке Иван Яковлич не велели без него распечатывать по десяти капель три раза в день Марьи Заплаксиной».

Ялти эмелҫӗсем // Иван Мучи. Антон Чехов. Калавсем. Чӑвашгосиздат, 1940. — 71–80 стр.

— Эпир ӑна мӗнле ят хунине пӗлетни? — ыйтрӗ Маша.

— А знаешь, как мы ее назвали? — спросила Маша.

32-мӗш сыпӑк // .

— Пӗлетпӗр эпир эсӗ шуррисене мӗншӗн ҫиеле хунине, мухтанмашкӑн ӗнтӗ.

— Знаем, зачем ты белые наверх положил — покрасоваться!

22-мӗш сыпӑк // .

— Ҫапла, ҫапла! — кулса ячӗ старик, хӑй ачасене теплица уҫҫине ӑҫта хунине кӑтартрӗ.

— Ах, да, да! — засмеялся старик и показал ребятам, куда он убирает ключ от теплицы.

11-мӗш сыпӑк // .

Вал мӗншӗн ахах, кӗмӗл саклата хунине те кӑштах ӑнланчӗ, анчах ӑна е чӗререн пулӑшас шутпа хунине, е кайран ыр курас шутпа хунине пӗлеймерӗ.

В закладе жемчуга, серебра он вполовину, смутно прочел тайну жертв и только не мог решить, приносились ли они чистою преданностью или в надежде каких-нибудь будущих благ.

VI сыпӑк // .

Ахах, кӗмӗл, салоп саклата хунине аса илчӗ те Штольц ҫавӑн пирки калать пулӗ тесе шухӑшларӗ; анчах вӑл кун ҫинчен мӗнле пӗлме пултарнине ниепле те тавҫӑрса илеймерӗ; ку вӑрттӑнлӑха вӑл Обломова мар, кашни пуса ӑҫта хунине пӗлсе тӑракан Анисьйӑна та каласа паманччӗ-ҫке?

Она вспомнила о заложенном жемчуге, о серебре, о салопе и вообразила, что Штольц намекает на этот долг; только никак не могла понять, как узнали об этом, она ни слова не проронила не только Обломову об этой тайне, даже Анисье, которой отдавала отчет в каждой копейке.

VI сыпӑк // .

Ҫырупа пӗрлех тепӗр хут татӑкӗ ҫине тырпул мӗн чухлӗ пуҫтарса кӗнине, мӗн чухлӗ ҫапнине, магазейсене мӗн чухлӗ хывнине, мӗн чухлӗ сутма уйӑрса хунине тата хуҫалӑхри ытти вак-тӗвек ӗҫсене пӗтӗмпех ҫырса пӗлтернӗ.

При письме приложена была записка, сколько четвертей хлеба снято, умолочено, сколько ссыпано в магазины, сколько назначено в продажу и тому подобные хозяйственные подробности.

XVIII сыпӑк // .

— Ӗнерхи пӑр мӗн туса хунине чухлатӑр-и эсир?

 — Вы не чули, что вчерашний град наробил?

XIV сыпӑк // .

Вӑл ҫирӗппӗн те хавхалануллӑн утать; малтанах палӑртса хунӑ йӗрпе пурӑнать, кулленхи куна, вӑхӑта, чунпа чӗре вӑйне мӗн чухлӗ хунине нихҫан манмасӑр, укҫине шутласа тӑкакланӑ пек, минутсерен тӗрӗслесе ӗҫре усӑ курма тӑрӑшать.

Он шел твердо, бодро; жил по бюджету, стараясь тратить каждый день, как каждый рубль, с ежеминутным, никогда не дремлющим контролем издержанного времени, труда, сил души и сердца.

II сыпӑк // .

Каярахпа Илья Ильич тӗнче — ӑнланмалла япала иккенне, вилесем шӑтӑксенчен тухманнине, улӑпсем курӑнсанах вӗсене балагансене хупса хунине, вӑрӑ-хурахсене тӗрмене лартнине хӑех курать; анчах усал мӗлкесене ӗненни пӗтсен те, шиклӗх юлашкийӗ, ӑнланса илмелле мар кичемлӗх, чӗрере юлатех.

Илья Ильич и увидит после, что просто устроен мир, что не встают мертвецы из могил, что великанов, как только они заведутся, тотчас сажают в балаган, и разбойников — в тюрьму; но если пропадает самая вера в призраки, то остается какой-то осадок страха и безотчетной тоски.

IX сыпӑк // .

Захар нимӗн те шарламарӗ, мӗн туса хунине нимӗн те ӑнланса илеймерӗ, ҫапах та улпута хисеплесе пӑхрӗ; вӑл, хӑв айӑплине туйса, кӑштах пуҫне усрӗ.

Захар ничего не отвечал и решительно не понимал, что он сделал, но это не помешало ему с благоговением посмотреть на барина; он даже понурил немного голову, сознавая свою вину.

VIII сыпӑк // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех