Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

хунине (тĕпĕ: ху) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Хӑй тин кӑна мӗн туса хунине халӗ те лайӑххӑн тавҫӑраймасӑр, Дарья винтовкине ҫӗре пӑрахрӗ, ӳкнӗ ҫынна хирӗҫ ҫурӑмӗпе тӑчӗ те, аллине темле кансӗррӗн ҫӗклесе, пуҫӗнчи тутӑрне тӳрлетрӗ, тухса кайнӑ ҫӳҫ пайӑркисене тутӑр айне майласа чикрӗ.

Дарья бросила винтовку, все еще не отдавая себе ясного отчета в том, что она только что совершила, повернулась спиной к упавшему и неестественным в своей обыденной простоте жестом поправила головной платок, подобрала выбившиеся волосы.

LVI // .

Григорий ыйхӑран вӑранса кайрӗ; батареецсем, ҫилӗм пек ҫыпҫӑнакан шӑннӑ пылчӑка хыркаласа, эхлете-эхлете аттисене хывнине, йӗпе тӑлисене кӑмака айккине ҫака-ҫака хунине чылайччен пӑхса выртрӗ.

Григорий проснулся, долго глядел, как батарейцы, кряхтя, счищая с сапог липкую мерзлую грязь, разуваются и развешивают на боровке подземки мокрые портянки.

X // .

Танк училищинчен вӗренсе тухса фронта кайнӑ чух Сергей перископран кӑшт ҫӳлерех Сталин портретне ҫыпӑҫтарса хунине аса илчӗ.

Сергей вспомнил, что по окончании танкового училища, перед отправкой на фронт он приклеил портрет Сталина чуть выше перископа.

XXI сыпӑк // .

Анюта ӑна алшӑллипе шӑлса тасатрӗ, вӑл сӗтел ҫине арбуз пырса хунине, тарелкӑпа ҫӗҫӗ илсе килнине пӑхса, Сергей хӑй ӑшӗнче Саввӑран кӗвӗҫсе илчӗ — лайӑх арӑм ун.

Анюта вытерла его полотенцем, и то, как она положила арбуз на стол, как принесла тарелку, ножик, заставило Сергея снова в душе позавидовать Савве — хорошая была у него жена.

XXX сыпӑк // .

Кӗмелли алӑк ҫине ҫырса хунине курсан, вӑл начальник ҫынсене пӗр сехетрен пуҫласа иккӗччен йышӑннине пӗлчӗ, халӗ тӑватӑ сехет ҫурӑ иккен.

Из таблички на входных дверях узнал, что начальник принимает с часа до двух, а уже было половина пятого…

XIII сыпӑк // .

Тӳрлетме май ҫук йӑнӑш туса хунине ӑнланса илчӗ Ҫемен.

Семен понял, что совершил непоправимую ошибку…

VII сыпӑк // .

Вӗсенчен пӗри, разведчиксен аслийӗ пулас, сарлака пит-куҫлӑскер, Олейник тин ҫеҫ пӑшалне хунине асӑрхаса илме ӗлкӗрнӗ.

Один из них, должно быть старший группы, широколицый, успел заметить, что Олейник только что оторвался от оружия.

XXII // .

Ҫывӑхра сӑнаса тӑраканӑн куҫӗсем унӑн сасартӑк шурса кайнӑ питӗнчи пур йӗрсем ҫинче те вӑхӑтлӑха аптраса ӳкнине палӑртакан паллӑсем пулнине асӑрхаса илнӗ пулӗччӗ, — ҫакӑн пек сӑн грузчикӑн — хӑй ҫурӑмӗ ҫине йывӑр япала хунине утса пынӑ чух ҫеҫ сасартӑк чухласа илнӗ, пӗр утӑм асӑрхамасӑр ярса пуссанах хӑйне ҫӗр ҫумне лапчӑтса хурасса туйса тӑракан грузчикӑн пулать.

Наблюдательный глаз ближнего мог бы сразу заметить, как выражение замешательства проступило во всех чертах его внезапно побледневшего лица, — такое выражение бывает у грузчика, когда он вдруг на ходу почувствует, что поднял на плечи непосильную ношу, что один неосторожный шаг — и она придавит его к земле.

XII // .

Сывлӑш ҫавӑрма тесе чарӑнкаласан, партизансем ҫитес кунсенчи боевой плансем ҫинчен сӑмах хускатасшӑн пулчӗҫ: Ҫӗрӗк вӑрманта ҫак плансене палӑртса хунине туйрӗҫ вӗсем.

На коротких передышках в пути партизаны несколько раз заговаривали с ним о боевых планах на будущее: они чувствовали, что эти планы были намечены сегодня в Гнилом урочище.

XVI // .

Марийка хӑй кӗтмен ҫӗртенех, мӗн шутласа хунине манса, Крылатова ҫав тери кӑмӑллӑн кӗтсе илчӗ, ларма сӗнчӗ тата хӑех сӑмах пуҫласа ячӗ:

Марийка неожиданно, забыв о своем решении, встретила Крылатова с такой симпатией, предложила сесть и сама заговорила:

XIII // .

Унӑн пичӗ ҫине пӑхсан хӑйӗн авалхи тусне курнипе Лев Ильич калама ҫук телейлӗ тесе ҫырса хунине вулама пулать.

Лицо, на котором было написано, что Лев Ильич необычайно счастлив, увидев своего старого приятеля.

XV // .

— Унӑн вилӗ сӑн-питне курсан ҫеҫ эпӗ хам мӗн туса хунине йӑлтах ӑнлантӑм.

 — Только тогда, когда я увидал ее мертвое лицо, я понял все, что я сделал.

XXVIII // .

Ҫак хӑрушӑ туйӑма эпӗ астӑватӑп, ҫавӑнпа та иккӗленмесӗрех калама пултаратӑп, калама ҫеҫ мар, тӗтреллӗн астӑватӑп та: кинжала чиксе янӑ-яманах хам мӗн туса хунине тӳрлетес, чарӑнас тесе, эпӗ ӑна тӳрех каялла туртса кӑлартӑм.

Ужас этого сознания я помню и потому заключаю и даже вспоминаю смутно, что, воткнув кинжал, я тотчас же вытащил его, желая поправить сделанное и остановить.

XXVII // .

Ҫур ҫухрӑм пек иртсен, манӑн урасем шӑнса кайрӗҫ, эпӗ вара вакунра ҫӑм чӑлхана хывса сумкӑна хунине аса илтӗм» Ӑҫта сумка?

Отъехав с полверсты, мне стало холодно ногам, и я подумал о том, что снял в вагоне шерстяные чулки и положил их в сумку» Где сумка?

XXVI // .

Вӑл, ахӑртнех, хӑй ҫав ӗҫкӗ-ҫикӗсене хутшӑннипе мухтанать пулас, леш паллакан купцапа пӗррехинче Кунавинӑра ӳсӗр чухне мӗн йышши мыскара туса хунине савӑнса та пӑшӑлтатса каларӗ (кун ҫинчен сасӑпа калама аван та мар), вара приказчик пӗтӗм вакуна янратса ахӑлтатса ячӗ, старик хӑй те икӗ сар шӑлне кӑтартса кулчӗ.

Он, видимо, гордился своим участием в них и с видимой радостью рассказывал, как они вместе с этим самым знакомым сделали раз пьяные в Кунавине такую штуку, что ее надо было рассказать шепотом и что приказчик захохотал на весь вагон, а старик тоже засмеялся, оскалив два желтые зуба.

I // .

Алевтина Васильевна кӑмака ҫинчен аллисемпе сулкаласа упӑшкине ҫутта сӳнтерме хушрӗ, чӳречесене карса хунине те вӑл пачах манса кайнӑ иккен.

Алевтина Васильевна замахала мужу от печи рукой, давая знак, чтобы тот потушил огонь, — совсем забыла, что окна занавешены дерюгами.

V // .

Кӗнекене вӑл темле сыхланса та хӑравҫӑн уҫрӗ те хӑй палламан ҫын портречӗ айне чернилпа ҫырса хунине вуларӗ: «Ҫак ӑслӑ кӗнекене ӗлӗкех, вӗреннӗ чухнех вуласа тухманнишӗн хама хам вӑрҫатӑп», — тенӗ унта.

Осторожно он открыл эту книгу и под портретом незнакомого ему человека прочитал написанное чернилами: «Ругаю себя за то, что раньше, когда еще училась, не прочитала эту умную книгу».

XII // .

Илья мӗн-мӗн ҫырса хунине, унпа пӗрлех хӑй курса калаҫнӑ ҫынсене аса илнӗ те, унӑн, хаҫат редакторӗн, хаҫатра пӗчӗк заметкӑсем ҫеҫ мар, очерк та ҫырса кӑларас килнӗ.

Илья припоминал эти заметки, а вместе с ними и тех людей, с которыми встречался и беседовал, и ему, как редактору газеты, хотелось написать очерк.

IV // .

Анчах санбатран таврӑннӑ чух халӑх Мускава хӳтӗлес ӗҫе мӗн чухлӗ вӑй хунине курсан, пӗрремӗш хут туйрӗ вӑл: унӑн хӑвӑртрах тӑшмана тӗл пулас килет-мӗн.

Но когда возвращался из санбата и увидел, как трудится народ для обороны Москвы, впервые почувствовал желание поскорее встретиться с врагом.

XXIV // .

Автомачӗ шӑплансан, Андрей пӗшкӗнчӗ те пушаннӑ диска вӗҫертсе илме тӑчӗ, — халь ҫеҫ хӑй мӗн туса хунине туйнипе унӑн пӗтӗм чунӗ ҫӳҫене-ҫӳҫене илчӗ.

Когда автомат замолк, он нагнулся и начал вынимать пустой диск, — он только сейчас понял, что сделал, его дело содрогнулось.

XVIII // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех