Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

пыртан (тĕпĕ: пыр) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
— Ҫук, ырӑ ҫыннӑм Федор, мана чӗркуҫҫипе пыртан пуснӑ чухне эпӗ чӗнмесӗр тӑма пултараймастӑп!

— Нет, разлюбезный Федор, я молчать не буду, когда мне коленом на самое горло наступают!

10 // .

Дарья, кам пирки тата мӗн сӑмахланине ӑнланмасӑр, каялла ҫаврӑнса пӑхрӗ те пыртан мар, таҫтан ӑш тӗпӗнчен, вилес умӗнхи иклетӳпе пӳлӗнсе, пӗр майлӑн та йывӑррӑн йынӑшнӑ сасса илтрӗ.

Дарья оглянулась, не понимая, о ком и что это такое говорят, услышала глубокий, исходивший не из горла, а откуда-то, словно бы из самого нутра, протяжный на одной ноте стон, прерываемый предсмертной икотой.

LVI // .

Йӑлмак пыртан пӑчӑртаса пӑвнипе ирӗксӗрех унӑн ҫӳлелле кармашмалла пулчӗ.

Петля, захлестнувшая горло, душила, заставляла тянуться вверх.

XXX // .

Ҫӗршер пыртан, кӑмакаран кӑвар сирпӗннӗ евӗр янӑрать.

И из сотен глоток, как жар из печи:

Сенкер инҫет // .

Унтан эпӗ ҫапах та, кинжала пӑрахмасӑр, сулахай алӑпа ӑна пыртан ярса илсе месерле вырттартӑм, пӑвма пуҫларӑм.

Тогда все-таки я, не выпуская кинжала, схватил ее левой рукой за горло, опрокинул навзничь и стал душить.

XXVII // .

Кунашкал сиктернине Володя чунтанах кӑмӑлланӑ, мӗншӗн тесен пыртан тӗлӗнмелле сасӑсем кӑларма пулать.

Обычно Володя даже любил эту тряску:

Иккӗмӗш сыпӑк // .

— Вӑл сан умра ҫеҫ ҫавӑн пек сӑпай, эсӗ ҫук чухне вӑл пирӗнтен кирек кама та пыртан тытса пӑвать, хӑраса тӑмасть.

— Это она при тебе такая смирная, а без тебя она любому из нас зоб вырвет и не задумается.

VI сыпӑк // .

— Тӑхта… — вӑл, мана пыртан ҫатӑрласа пӑвас пек, пуҫӑмран тытса ӑна хыҫалалла каҫӑртрӗ те, ячӗ: сасартӑк хавассӑн, кӑмӑллӑн кулса илчӗ:

— Постой… — он запрокинул рукой мою голову назад, точно собираясь схватить меня за горло, и вдруг весь вспыхнул радостной и доброй улыбкой.

Коновалов // Александр Алга. Максим Горький. Сочиненисем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1953. — 70–118 стр.

Вӗсен пыртан тухакан сасӑпа калаҫни вятчисен вӑраххӑн тӑстарса, Атӑл ҫинчи вырӑссен ҫирӗппӗн те хӑвӑрттӑн калаҫнипе, хохолсен ҫепӗҫ чӗлхипе хутшӑнса каять.

Их гортанный говор мешался с протяжным, растянутым говорком вятичей, с крепкой, быстрой фразой волгарей, с мягкой речью хохлов.

Коновалов // Александр Алга. Максим Горький. Сочиненисем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1953. — 70–118 стр.

Наушниксен тимӗр пӗкӗчи, карӑннӑ проводсем туртнипе вӗҫерӗнсе кайса, мана пыртан ярса илчӗ, эпӗ урайне йӑванса кайрӑм.

Железная скоба наушников, сорванная натянутым проводом с головы, больно хватает меня за горло и опрокидывает на пол.

17 сыпӑк // .

Том ӑна чуптуса илнӗ, ҫавӑн чухне ӑна хӑйне такам пыртан пӑвса лартнӑ пекех пулнӑ.

Том поцеловал Бекки, чувствуя, что клубок подкатывает у него к горлу.

31-мӗш сыпӑк. Тупӑннӑ та каллех ҫухалнӑ // .

Страницăсем:
  • 1

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех