Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

пултарнӑшӑн (тĕпĕ: пултар) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
— Анчах сире эпӗ ак мӗн калатӑп: сирӗн банкирсем Америкӑран милитаризм крепоҫӗ туса хурасшӑн, вара Черчилль вӗсенчен вӑхӑтра ҫавӑн пек ырӑ милитаристсем туса хума пултарнӑшӑн пӗлӗте тав тавӗ.

— А я вам говорю, что ваши банкиры стремятся к одному — превратить Америку в крепость милитаризма, и Черчилль будет благодарить небо, что он вовремя воспитал из них таких добрых милитаристов.

Улттӑмӗш сыпӑк // .

Фельдфебель ҫакӑнта унпа пӗрле ӗҫлесе кунта никам та нимӗн тума та пултараяс ҫуккине пит те аван ӑнланнӑ пулин те, ҫапах та Вернер ҫак ӗҫре хӑйӗн мӑйне хуҫса пӑрахма пултарнӑшӑн савӑннӑ.

Хотя фельдфебель, работая здесь вместе с ним, очень хорошо понимал, что никто ничего не смог бы сделать, он всё же радовался, что Вернер мог сломать шею на этой работе.

VII // .

Вӑл Федосья ҫине кулкаласа, чалӑшшӑн пӑхнӑ, ӑна хӑй аллинче тытса тӑнӑшӑн, хуть хӑш самантра та ӑна ҫапса хуҫма пултарнӑшӑн савӑннӑ.

Она искоса, с улыбочкой следила за Федосией и тешилась, что та вся в ее руках, что она в любой момент может нанести ей удар.

II // .

Куртран пурте хӑранӑшӑн та, Курт унӑн, пӗр унӑн кӑна пулнӑшӑн, хӑй ун умӗнче хуҫкаланма, юнтарса хирӗҫме пултарнӑшӑн та, Курт ӑна пӗчӗк упӑте тесе чӗннӗшӗн, хӑйпе пӗрле Дрездена илсе кайма пулнӑшӑн та савӑннӑ…

Она радовалась тому, что все боялись Курта, а он был ее, только ее, что она могла поспорить с ним, что Курт называл ее маленькой обезьянкой, что он ее увезет вместе с собой в Дрезден.

I // .

Ӑна ӑшӑ пулнӑ, вӑл Куртӑн кабинетне пӗр хӑй кӑна хуть те хӑҫан та ирӗккӗнех кӗрсе тухма пултарнӑшӑн савӑннӑ.

Ей было тепло, она радовалась тому, что только она одна могла прийти в кабинет к Курту в любой момент.

I // .

Вӑл хӑй пӗчӗкҫеҫ те типтерлӗ пулнӑшӑн, хӑй, ҫемҫе тирпе чӗркенсе, лӑпкӑн кӑна ларнишӗн, кӑмӑлӗ пулсанах тӑрса ҫӑмӑллӑн утса кайма, патефон яма, Куртпа ташласа илме пултарнӑшӑн савӑнса кайрӗ.

Она обрадовалась, что она сама, маленькая и аккуратная, завернувшись в мягкую кожу, спокойно сидела, при желании могла легко вставать и пойти, запустить патефон, потанцевать с Куртом.

I // .

Иртнӗ каҫхи калаҫу хыҫҫӑн упӑшки ҫапла лӑпкӑнах килтен тухса кайма пултарнӑшӑн кӑмӑлсӑрланчӗ вӑл.

Ей было обидно потому, что он так спокойно мог уйти из дому после того, что она ему сообщила этой ночью.

Хуркайӑк // .

Тӗрӗссипе, халӗ вӑл арӑмне хӑй ун умӗнче шухӑшпа ҫеҫ айӑпа кӗнӗшӗн тата уйрӑмах ҫав вӑрттӑн шухӑшсене вӑл темӗнле майпа пӗлме пултарнӑшӑн питӗ курайман — ҫакӑншӑн пуриншӗн те арӑмне питӗ хытӑ хӗнес килнӗ.

Словом, он ненавидел ее сейчас за то, что провинился перед ней всего лишь в мыслях, и в особенности за то, что ей каким-то образом стали известны эти его тайные мысли, — и за это-то ему страшно захотелось отколотить жену.

Председатель касси // .

Анчах вӑл ӑшӗ выртманнипе кӑшт пӑшӑрханчӗ пулин те, пурнӑҫ ӑна каллех ҫак ҫынпа тӗл пултарнӑшӑн хӑйне телейлӗн туйрӗ, — Пробатов Константиншӑн ахаль паллакан ҫын, хӑй ӗҫлеме килнӗ облаҫри парти обкомӗн секретарӗ ҫеҫ мар ҫав.

Но, несмотря на какую-то душевную неустроенность, продолжавшую тревожить его, он был счастлив, что жизнь снова сталкивала ого с человеком, который был для него больше, чем просто знакомый, чем секретарь обкома той области, где Константину предстояло работать.

25 // .

Япалана вӑл хӑй аллипе тума пултарнӑшӑн питӗ савӑннӑ: Сергей паян мар, ыран, утиял шурӑ батисчӗпе йӑлтӑртатса вырӑн ҫинче выртнӑ чух килтӗрччӗ, тенӗ вӑл…

Она сильно рабовалась, что может сделать вещь своими руками: она хотела, чтобы Сергей пришел не сегодня, а завтра, когда одеяло, сияя белым батистом, уже лежало на кровати…

XXXII сыпӑк // .

— Верховнӑй Главнокомандующи юлташ, ҫак ял ӗлӗк Кӳпкевкасси ятлӑ пулнӑ, — сӑмахӗсене пат татса хирӗҫ каларӗ Андрей, ҫак самантра вӑл хӑй пӗр такӑнмасӑр каласа пама пултарнӑшӑн кӑна савӑнчӗ.

— Товарищ Верховный Главнокомандующий, это деревня раньше называлось Кюпкевкасы, — выделяя каждое слово, ответил Андрей, и в эту минуту он только радовался, что смог сказать без запинки.

XXIV // .

Анчах ҫакӑнпа пӗрлех, вӑл Марьянӑра ҫавнашкал туйӑм та пулин вӑратма пултарнӑшӑн питӗ савӑнчӗ те.

И вместе с тем он почувствовал гордое удовольствие, что возбуждает в Марьяне хоть это чувство.

XXXIV // .

Эсир вӗсенчен хӑтӑлма пултарнӑшӑн турра шӗкӗр… хулара сирӗн пирки нимӗн те пӗлмеҫҫӗ.

Слава богу, что вам удалось от них ускользнуть… и что в городе о вас вообще ничего не слышно.

VII. Паттӑрлӑх // .

Вӑл, Вера Павловнӑна Лопухов патӗнче лартас мар тесе, вӗсемпе пӗрле ҫӗр каҫма шутласа, хӑйшӗн хӑрушӑ ҫул ҫине тӑнине ӑнланнӑ; вӑл ун чухне, виҫӗ ҫул каялла, хӑй юратма пуҫланине асӑрхаса, ҫав юратӑва чарса лартма мӗн кирлине пурне те ҫирӗппӗн тума пултарнӑшӑн питӗ савӑннӑ.

Он понимал, что ступает на опасную для себя дорогу, решаясь просиживать вечера с ними, чтобы отбивать у Веры Павловны дежурство; ведь он был так рад и горд, что тогда, около трех лет назад, заметив в себе признаки страсти, умел так твердо сделать все, что было нужно, для остановки ее развития.

XII // .

Сутлашакансенчен пӗри каланӑ: тупана ҫирӗп тытма пултарнӑшӑн хӗр ыттисенчен ытларах мухтава тивӗҫлӗ, тенӗ.

И один из судившихся сказал, что девица более всех достойна похвалы за свою твердость в клятве.

V сыпӑк // .

— Эсӗ ҫавӑн пек шухӑшлама пултарнӑшӑн.

— Оттого, что ты мог допустить такую мысль.

VII сыпӑк // .

«Вӗреннӗ, лайӑх-лайӑх ҫынсемех ҫӗвӗҫсене, горничнӑйсене качча илеҫҫӗ-ҫке, — йӑпатрӑм эпӗ хама, — пурӑнма та пит лайӑх пурӑнаҫҫӗ, хайсене тӗл пултарнӑшӑн шӑпине пурнас кунӗсем вӗҫленичченех тав тӑваҫҫӗ. Ыттисенчен телейсӗртерех пулмастӑп-ҫке-ха эпӗ, чӑн та?»

«Женятся же хорошие и ученые люди на швейках, на горничных, — утешал я себя, — и живут прекрасно и до конца дней своих благословляют судьбу, толкнувшую их на это решение. Не буду же я несчастнее других, в самом деле?»

XI сыпӑк // .

Ольга ӑна ҫапла ҫӑмӑллӑн, ыйтса-туса тӑмасӑрах, юлхавланни ҫинчен калаттарма пултарнӑшӑн кӳренчӗ вӑл.

Ему стало вместе и досадно, что она так легко, почти молча, выманила у него сознание в лени.

V сыпӑк // .

Вӑл пӗр виҫере тытӑнса тӑма пултарнӑшӑн тата, туйӑмсен лаши ҫинче сиккипе чуптарса пынӑ чух, туйӑмсен тӗнчине суя та ытлашши ҫепӗҫлӗх тӗнчинчен, чӑнлӑх тӗнчине мыскара тӗнчинчен уйӑрса тӑракан ҫинҫе йӗр урлӑ каҫса каймасан е, каялла чуптарнӑ чухне, хаярлӑхӑн, ӑслӑланассин, ӗненменлӗхӗн, вак-тӗвекӗн, чӗрене кастаракан хӑйӑрлӑ та типӗ тӑпри ҫине чавтарса кӗрсе кайманнишӗн те хӑйне телейлӗ тесе шутлать.

Он считал себя счастливым уже и тем, что мог держаться на одной высоте и, скача на коньке чувства, не проскакать тонкой черты, отделяющей мир чувства от мира лжи и сентиментальности, мир истины от мира смешного, или, скача обратно, не заскакать на песчаную, сухую почву жесткости, умничанья, недоверия, мелочи, оскопления сердца.

II сыпӑк // .

Вӑл хӑй тӑххӑртан пуҫласа виҫҫе ҫити, саккӑртан пуҫласа тӑхӑр сехете ҫити диван ҫинче выртма пултарнӑшӑн лӑпкӑн хавасланать тата хӑйӗн докладпа каймалла мар, хут ҫырмалла мар пулнишӗн, туйма та, ӗмӗтленме те ирӗклӗ пулнишӗн савӑнать.

Он испытал чувство мирной радости, что он с девяти до трех, с восьми до девяти может пробыть у себя на диване, и гордился, что не надо идти с докладом, писать бумаг, что есть простор его чувствам, воображению.

II сыпӑк // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех