Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

ларакансем (тĕпĕ: лар) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Рубцов-Емницкий тухса кайрӗ, ӗҫлесе ларакансем ним ӑнланмасӑр пӗр-пӗрин ҫине кӑн-кан пӑхкаласа илчӗҫ, главнӑй бухгалтер ҫине сӑмах чӗнмесӗр тинкерсе пӑхрӗҫ, лешӗ ерипен: «Н-да, юлташсем, куратӑп эпӗ…» — терӗ.

И Рубцов-Емницкий исчез, служащие непонимающе переглянулись, а потом молча посмотрели на главного бухгалтера, который негромко сказал: «Н-да, товарищи, это, я вижу, что-то такое…»

VIII сыпӑк // .

Ҫывӑхра ларакансем кашӑкӗсемпе котелокӗсене хырма пӑрахрӗҫ.

Все, кто сидел поближе, перестали скрести ложками в котелках.

XX // .

«Ҫак кунсенче эпӗ те, ҫакӑнта ларакансем пурте, — шухӑшларӗ Сергей, ҫӳҫ пайӑркине пурне ҫине пӗтӗрсе, — пурнӑҫа тарӑннӑн ӑнланатпӑр, ҫӗнӗ вӑй илетпӗр, районсене таврӑнсан вара лайӑхрах ӗҫлетпӗр…»

«В эти дни и я, и все те, кто тут сидит, — думал Сергей, наматывая волос на полец, — глубоко вникаем в жизнь, обретаем новую силу, и когда вернемся в районы, будем работать намного лучше…»

XX // .

Ӗҫсе ларакансем патӗнчен Феона ятлӑ кухарка пӑтранчӑк шыв тултарнӑ лаххан йӑтса иртсе каять.

Мимо пьющих кухарка Феона проносит лохань с помоями.

Философ // Хӗветӗр Уяр. Антон Чехов. Философ // Илемлӗ литература: журнал. — Шупашкар: Чӑвашгосиздат, 1941. — №4. — 135-137 с.

Вара кунта сӗтел хушшинче ларакансем пурте пӗр-пӗрин ҫине савӑнӑҫлӑн пӑхса илчӗҫ, пӗр-пӗрне чавсисемпе тӗрткелерӗҫ — Фашистла нимӗҫ оккупанчӗсем вӑхӑтлӑха йышӑннӑ совет районӗсенче пурӑнакансем! — кунта пурте Евдокия Тимофеевна ҫине пӑхса илчӗҫ.

и все, кто был за столом, радостно переглянулись, подталкивая друг друга локтями. — Жители советских районов, временно захваченных немецко-фашистскими оккупантами! (Тут все посмотрели на Евдокию Тимофеевну.)

Вунулттӑмӗш сыпӑк // .

Итлесе ларакансем пурте, сӗтел ҫине тайӑнса, хӑрӑмпа вараланнӑ хунар ӑшӗнче автан кикирикки пек чӗтресе ҫунакан катрашка та лаптак вут ҫулӑмӗ ҫине хӑракаласа, сӳнет-и, сӳнмест-и тесе куҫӗсене илмесӗр пӑхнине курсан, Ваня вулама чарӑнчӗ.

Тут Ваня остановился, заметив, что все его слушатели, склонившись к самому столу, заглядывают в мутное стекло фонаря и неотрывно, испытующе, со страхом и надеждой смотрят, как там ведет себя подрагивающий, зазубренный, плоский огонек горелки, похожий на бледный петушиный гребешок.

Тӑххӑрмӗш сыпӑк // .

Парта хушшинче ларакансем пурте тӑраҫҫӗ, унтан лараҫҫӗ.

За партами все вставали, потом садились.

Иккӗмӗш сыпӑк // .

Тӳнтерле тавӑрнӑ кӗрӗк тӑхӑннӑ, йӗп-йӗпе тара ӳкнӗ Славка Корольков пуҫласа сцена ҫине тухсан, залра ларакансем хӑранипе хытсах кайрӗҫ, шӑп пулчӗҫ.

Зал замер от ужаса, когда впервые вылез на сцену обливавшийся потом под вывернутой овчиной Слава Корольков.

Тӑххӑрмӗш сыпӑк // .

Малта ларакансем учитель ҫине пӑхайми пулчӗҫ, е аяккалла пӑхаҫҫӗ, е пуҫсене парта ҫинех усса лараҫҫӗ.

Сидевшие впереди уже не могли смотреть на учителя, а отворачивались или низко склонялись над партами.

Улттӑмӗш сыпӑк // .

Кимӗ ҫинче ларакансем шӑпланчӗҫ те ун калаҫӑвне итлеме пикенчӗҫ.

Все смолкли и принялись внимательно разглядывать новых пассажиров.

Уйрӑлу // Николай Григорьев. Лу Синь. Калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1960. — 131–145 стр.

Анчах пӑшал пени те ахалех пулчӗ: ҫӗрпӳртре ларакансем ӑна илтмерӗҫ; пирӗнпе пӗрле пулнисем илтессе илтрӗҫ, ҫапах та вӗсене хирӗҫ сасӑ пама хӑяймарӗҫ.

Но и это ни к чему не привело: сидевшие в пещере не могли услышать выстрела; те же, что были при нас, хоть и слышали, но не посмели откликнуться.

Ҫирӗм ҫиччӗмӗш сыпӑк // .

Пантелей каласа пӗтерчӗ те итлесе ларакансем ҫине пӑхса ҫаврӑнчӗ.

Пантелей кончил рассказ и оглядел своих слушателей.

VI // .

Пӑхса ларакансем каллех ахӑрашса кулса ячӗҫ…

Новый взрыв хохота в публике…

XVII. Спектакль // .

Пӑхса ларакансем, вӑл мӗнле йӗнине илтсен, ахӑлтатса кулма тытӑнчӗҫ.

Ее плач вызвал в публике взрыв смеха.

XVII. Спектакль // .

Тухтӑр хӑй патне таврӑнма ӗлкӗрчӗ ҫеҫ, Маркона ҫитсе курасшӑн пулса, урама тухрӗ, Ганко кофейнӑйӗ патӗнчен иртсе пынӑ чух унта куллен ларакансем ӑна чӗнсе чарчӗҫ те ирӗке тухнӑ ятпа ҫине-ҫине сывлӑх сунма тытӑнчӗҫ, хуҫи тесен, пуринчен ытла юрама тӑрӑшрӗ.

Не успел доктор вернуться домой, как снова вышел на улицу и, направляясь к Марко, быстро прошел мимо кофейни Ганко, многие из сидевших в ней завсегдатаев окликнули его и поздравили с освобождением, а горячее всех — сам хозяин.

IX. Ӑнлантарса пани // .

«Ыттисем ӑҫта тетӗн-и? — тет ҫутӑ сӑнлӑ хӗрарӑм-патша, — вӗсем пур ҫӗрте те; нумайӑшӗ театрта, хӑшӗсем актер, хӑшӗсем музыкант, теприсем курса ларакансем, кама мӗн килӗшет, ҫавна тӑваҫҫӗ; хӑшпӗрисем аудиторисене, музейсене саланнӑ, библиотекӑсенче лараҫҫӗ; хӑшӗсем, е пӗччен, е ачисемпе пӗрле, садри аллейӑсенче, хӑйсен пӳлӗмӗсенче канаҫҫӗ, анчах пуринчен те, пуринчен те ытлараххи вӑл — ман вӑрттӑнлӑхӑм.

«Где другие? — говорит светлая царица. — Они везде; многие в театре, одни актерами, другие музыкантами, третьи зрителями, как нравится кому; иные рассеялись по аудиториям, музеям, сидят в библиотеке; иные в аллеях сада, иные в своих комнатах, или чтобы отдохнуть наедине, или с своими детьми, но больше, больше всего — это моя тайна.

10 // .

Ӗҫлӗ вырӑнта шутланман ахаль ҫӗвӗҫ-хӗрсем питӗ ҫепӗҫ пулчӗҫ, вӗсем, хӑйсем туса хунӑ йӗрке тӗрӗс маррине курса, ҫавӑн пек улӑштарма ыйтмарӗҫ: ӗҫлӗ вырӑнта ларакансем хӑйсемех ытлашшипе усӑ курни лайӑх маррине туйса илчӗҫ те, ҫӗнӗ йӗрке мӗнлине ҫителӗклӗ ӑнланса ҫитсен, ытлашши илни кирлӗ мар, терӗҫ.

Простые швеи, не занимавшие должностей, были так деликатны, что не требовали этой перемены, когда заметили несправедливость прежнего порядка, ими же заведенного: сами должностные лица почувствовали неловкость пользоваться лишним и отказались от него, когда достаточно поняли дух нового порядка.

IV // .

Итлесе ларакансем халтан кайрӗҫ.

Слушатели измучились.

Застава хыҫне // Николай Григорьев. Лу Синь. Калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1960. — 75–89 стр.

Итлесе ларакансем кӑн-кан пӑхкала пуҫларӗҫ, пӗри те ҫырма тытӑнмасть-ха.

Слушатели переглядывались, но никто не начинал записывать.

Застава хыҫне // Николай Григорьев. Лу Синь. Калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1960. — 75–89 стр.

Чжао Ци-е сӗтел ҫумӗпе иртсе пынӑ чухне ҫисе ларакансем ура ҫине тӑраҫҫӗ е апат патакӗпе чашӑк ҫине кӑтартса: «Килӗр, пӗрле апатланар», — теҫҫӗ.

Чжао проходил по улице, и сидевшие за каждым столом поднимались. – Просим отужинать с нами, — говорили они, указывая палочками на чашки.

Хускану // Николай Григорьев. Лу Синь. Калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1960. — 54–66 стр.

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех