Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

каланисене (тĕпĕ: калани) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Ну, сана мӗнле каласа ӑнлантармалла вара? — терӗ вӑл, Эмине вӑл каланисене нимӗн те ӑнланманнисене кура хурланса.

Куҫарса пулӑш

Вӑрҫӑ секречӗ // Чӑвашсен патшалӑх издательстви. Гайдар, Аркадий Петрович. Вӑрҫӑ секречӗ: [повеҫ] / А. П. Гайдар. — Шупашкар: Чӑвашсен патшалӑх издательстви, 1936. — 175 с.

— Сире нимӗн те асӑрхаттармастӑп, сире халех салтаксем хуралласа килӗрсене ӑсатса яраҫҫӗ, анчах… халь каланисене асӑрта тытӑр.

— На вас замечаний нет, и сейчас вы под конвоем пойдете домой, но… запомните, что я сейчас говорил.

Пиллӗкмӗш сыпӑк // .

Лавҫӑ хӑй мӗн каланисене пурне те унта пулса илтнӗ пекех шантарса каларӗ.

Голос возницы звучал задушевно и так уверенно, точно он был очевидцем всего, что рассказывал.

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Ман шутӑмпа, Добровольчески ҫар, эпӗ халь ҫеҫ каланисене шута хурса, Кубань еннелле каяссине пӑрахӑҫласан, — Кубань казакӗсен шухӑш-кӑмӑлӗ мана чылай иккӗлентерет — тата Дон казакӗсен отрячӗпе пӗрле Дон леш енчи ҫеҫен хире тухса кайсан, ӑслӑрах тӑвать.

Я полагаю, что, исходя из соображений, высказанных сейчас мною, Добровольческой армии было бы благоразумней идти не на Кубань, — настроения кубанского казачества вселяют в меня немалые тревоги, — а вместе с донским отрядом — в задонские степи.

XVIII // .

Ленӑпа юнашар ларакан Ирина та станицӑран станицӑна часах юпасем ларса тухасса ӗмӗтленнӗ, Виктор вӗрентнине ӑнланса илме питӗ кирлине пӗлнӗ вӑл, анчах кунта Виктор каланисене ӑнланма ҫӑмӑл пулнӑ, Виктор Иринӑна йывӑртарах программӑпа вӗрентнӗ.

Ирина, сидевшая в паре с Леной, тоже мечтала о том недалеком времени, когда побегут столбы от станицы к станице, понимала, как важно знать то, о чем рассказывает Виктор, но ей казалось, что усвоить и понять все это значительно легче, чем ту программу, которую она изучала вместе с Виктором.

XXV сыпӑк // .

Те пуриншӗн те хисеплӗ Тимофей Ильич хивре ораторсене аванах касса татнӑран, те Рагулин ытти ҫынсем пек пуласшӑн мартан, вӑл Савва каланисене хирӗҫ Артамашов пек тапӑнмарӗ.

Была ли тому причиной сердитая реплика всеми уважаемого Тимофея Ильича, пристыдившего слишком пылких ораторов, или Рагулин во всем старался не быть похожим на других, только он не стал, подобно Артамашову, высказывать недовольство предложениями Саввы.

XI сыпӑк // .

Вӑл вӑйран кайичченех хырӑмпа шунӑ, сивӗ шывлӑ ҫырмана пӗр хӑрамасӑр кӗре-кӗре кайнӑ тата взводӑн паттӑрла ӗҫӗсем ҫинчен татти-сыпписӗр каланисене ҫӗрӗ-ҫӗрӗпе итлесе ларма хатӗр пулнӑ.

Он ползал до изнеможения, храбро лез в студеный ручей и целыми ночами готов был слушать бесконечные рассказы о боевых делах взвода.

Пиллӗкмӗш сыпӑк // .

Эпӗ вӑл мӗн каланисене йӗркепӗрӗн аса илсе ларнӑ май тарӑн шухӑша путрӑм та вӑл тепӗр алӑкран кӗрсе каялла таврӑннине те асӑрхаймарӑм.

Я сидел один, перебирая все, что он сказал мне, и так задумался, что и не заметил, как он вернулся из другой двери.

XVII // .

Ӳсентӑрансем тӗлӗшпе эсӗ каланисене пурне те йышӑнатӑп, пурнӑҫласа пыратӑп.

Так вот, все твои указания по части растений принимаю и исполняю.

VI // .

Оленин каланисене вӑл шанман пек тата пуласси ҫинчен шутламан пек туйӑнчӗ.

Она как будто не верила Оленину и не думала о будущем.

XXXIX // .

Крепоҫре тытса хӑварнисем хӑйсен ирӗкри юлташӗсене: капитана ан улталӑр, вӑл каланисене итлӗр, тесе чӗререн ӳкӗтлеме тытӑнчӗҫ.

Заложники к тому же стали горячо убеждать своих освобожденных товарищей, чтобы те не изменили капитану.

Ҫирӗм саккӑрмӗш сыпӑк // .

Ку вӑхӑт тӗлне Эрне эпӗ мӗн каланисене пурне те тенӗ пекех ӑнланакан пулчӗ.

К этому времени Пятница научился понимать почти все, что я говорил ему.

Ҫирӗм виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Унӑн чи паха енӗ ҫакӑччӗ: вал шутсӑр тӑрӑшса вӗренетчӗ, эпӗ каланисене пурне те хаваслансах итлетчӗ, мӗн каланисене ӑнланса илсен савӑнмаллипех савӑнатчӗ; ӑна вӗрентни, унпа калаҫни мана хама та чӑннипех килентеретчӗ.

Но самое ценное было в нем то, что он учился так прилежно, с такой радостной готовностью слушал меня, так был счастлив, когда понимал, чего я от него добиваюсь, что для меня оказалось большим удовольствием давать ему уроки и беседовать с ним.

Ҫирӗм пӗрремӗш сыпӑк // .

Паллах, вӑл мӗн-мӗн каланисене эпӗ пурне те мар, кӑшт кӑна ӑнлантӑм, анчах хӑшне-пӗрне ҫапах та пӗлтӗм.

Конечно, я понял далеко не все из того, что он рассказывал мне, но кое-что мне удалось уловить.

Ҫирӗм пӗрремӗш сыпӑк // .

Вӗсем, эпӗ каланисене яланах пысӑк хаваспа итлесе, кайран нумайччен калаҫатчӗҫ.

Они всегда слушали меня с большим интересом и подолгу обсуждали то, что я рассказывал им.

Пиллӗкмӗш сыпӑк // .

Чурана лексен, эпӗ хурланса йӗрсе ятӑм: атте мӗн каланисене аса илтӗм; килтен тухса кайсан, йывӑр самантсем пулӗҫ, инкеке лекӗн, анчах сана пулӑшма никам та пымӗ, тенисем аса килчӗҫ.

Я горько заплакал: мне вспомнилось предсказание отца, что рано или поздно со мной случится беда и никто не придет мне на помощь.

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Хӑй пӗлнине вӑл мана хаваслансах каласа паратчӗ, вӑл каланисене итлеме тата унран вӗренме вара — эпӗ те ҫавӑн пекех хавасчӗ.

Ему доставляло удовольствие делиться со мной своим опытом, а мне — слушать его и учиться у него.

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Ыттисене мӗн каласа пама пултарнисене эпӗ йӑлтах каласа патӑм сана, халь каланисене пурне те.

Я все сказала тебе, что ты можешь сказать другим, все, что я теперь.

6 // .

Эпӗ эсӗ пӗртанлӑх ҫинчен каланисене ӗнентӗм, пӗртанлӑх-тӑк — пуҫару пӗртанлӑхӗ те пултӑр.

А я верил тому, что ты толкуешь о равенстве; если равенство, то и равенство инициативы.

VIII // .

Ун ҫинчен мӗнле лайӑх шухӑшланине эпир иксӗмӗр те пӗлетпӗр; вӑл хӑйне ҫӑмӑл пулни ҫинчен мӗн чухлӗ калатчӗ пулин те, ӑна ҫӑмӑл пулманнине те пӗлетпӗр эпир; эсӗ те хӑвӑн туйӑмусемпе кӗрешме ҫӑмӑл пулчӗ, тесе калатӑн пулмалла-ха, — ку лайӑх вӑл, суйни те мар; ҫакӑн пек ҫирӗппӗн шантарса каланисене мӗнле каланӑ, ҫавӑн пек ӑнланмалла мар-ҫке-ха, — о, тусӑмҫӑм, эсӗ мӗнле асапланнине ӑнланатӑп эпӗ…

Мы оба знаем, как высоко мы думаем о нем; знаем также, что, сколько бы он ни говорил, будто ему было легко, на самом деле было нелегко; ведь и ты, пожалуй, говоришь, что тебе было легко бороться с твоею страстью, — все это прекрасно, и не притворство; но ведь не в буквальном же смысле надобно понимать такие резкие уверения, — о мой друг, я понимаю, сколько ты страдал…

VII // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех