Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

вырӑннех (тĕпĕ: вырӑн) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Мӗн вӑл, — шуйттан тӗлне пултӑр ун ашшӗ, — мӗнех вара вӑл, голова тесе, шартлама сивӗре ҫынна пӑрлӑ шыв сапса асаплантарать те, хӑйне хӑй тем вырӑннех хурать.

Что он думает, дидько б утысся его батькови! что он голова, что он обливает людей на морозе холодною водою.

II. Голова // .

Эпӗ октябрь уйӑхӗ хушшинче хамӑр ҫарта мӗн сӑнаса курнине тӗлӗнмелли япала вырӑннех шутлама пулать!

То, что мы увидели в нашей армии в октябре, это нечто удивительное!

XII // .

Аслӑ начальникӗсем те хисепленӗ ӑна, ӑна-кӑна чухлама пӗлекен, пултаруллӑ та ӑслӑ ҫын вырӑннех хунӑ.

Начальники его тоже уважали, считали способным и умным человеком, умеющим разобрать что да как.

X // .

Утрав ҫине килсе лексен, малтанхи кунсенче эпӗ пуртӑпа каскалама пачах та пӗлместӗмччӗ, халӗ ӗнтӗ, манӑн лайӑх инструментсем пулсан, чаплӑ платник вырӑннех ӗҫлемелле.

Когда я очутился на острове, я совершенно не умел обращаться с топором, а теперь я мог бы при случае сойти за хорошего плотника, особенно если принять в расчет, как мало было у меня инструментов.

Вунпиллӗкмӗш сыпӑк // .

Ку вара маншӑн ҫӑкӑр вырӑннех пулчӗ.

Они заменяли мне хлеб.

Тӑххӑрмӗш сыпӑк // .

Енчен Марийка Колчона лайӑхрах пӗлнӗ пулсан, Огнянов урӑх ҫынна пӗлтерме хушман хыпарне каласа панах пулӗччӗ, вара Колчо ҫав Соколов вырӑннех тупӑннӑ пулӗччӗ.

Если бы Марийка лучше знала Колчо, она решилась бы нарушить строгий наказ Огнянова, рассказала бы ему все, и тогда Колчо заменил бы Соколова.

VII. Марийка ӗҫӗ ӑнӑҫмарӗ // .

Енчен юн юхӑмӗ те унӑн трагедилле вӗҫӗ ҫав ирӗклӗх вӑрҫине хускаттарса ярайман пулсан, ӑна тишкерсе тиркесе тӑкнӑ пулӗччӗҫ, — ӑслӑ шухӑш ҫавна ӑссӑрланни тӗкӗ пулӗччӗ, халӑхсем тӗнче мӑшкӑлӗ тенӗ пулӗччӗҫ, истори вара айӑп вырӑннех картнӑ пулӗччӗ.

Если бы это движение и его трагические последствия не вызвали Освободительной войны, над ним нависло бы неумолимое осуждение; здравый смысл назвал бы его безумием, народа — позором, история — преступлением.

I. Вӑрансан // .

О, кунта чарса тӑраканни ним те пулма пултараймасть; эсир пур енче те тӳрккеслӗх, тӗттӗмлӗх куратӑр, — сирӗн ҫӗршывӑрта, сирӗн тӑван ҫӗршывӑрта, — тӳрлетрӗ вӑл акӑлчансем пек каланӑ пирвайхи сӑмахне, — кун пек каланӑшӑн каҫарӑр мана, анчах эпӗ хам та кунта ҫуралса ӳснӗ, ӑна хам ҫӗршыв вырӑннех хуратӑп, ҫавӑнпа та тӳрех калатӑп, — тӗрӗксен тӳрккеслӗхне, тӗттӗмлӗхне, японецсен ним тума пултарайманлӑхне куратӑр.

О, за этим не должно быть остановки; вы видите вокруг себя такое невежество, извините, что я так отзываюсь о вашей стране, о вашей родине, — поправил он свой англицизм, — но я сам в ней родился и вырос, считаю ее своею, потому не церемонюсь, — вы видите в ней турецкое невежество, японскую беспомощность.

XI // .

Пӗр пысӑк тухтӑр, наука ӗҫӗпе — тем сӑлтавпа ӗнтӗ — Парижа кайса килнӗскер, Клод Бернара, чӗрӗ, чӑн-чӑн Клод Бернара хӑй куҫӗпе хӑй курнӑ; ӑна хайӗн чинӗ, орденӗсем тата хӑй сыватакан чаплӑ ҫын ҫинчен каласа кӑтартнӑ, — Клод Бернар вара, ӑна пӗр ҫур сехет хушши пек итленӗ те ҫапла каланӑ: «Медицина ҫитӗнӗвӗсене вӗренме Парижа эсир кӑлӑхах килнӗ, ҫакна тума сирӗн Петербургран тухмалла та пулман»; пысӑк тухтӑр ҫакна аттестат вырӑннех йышӑннӑ, Петербурга таврӑнсан вара Клод Бернар хушаматне талӑкра вунӑ хутран кая мар асӑннӑ, пилӗк хутран кая мар тата: «манӑн тусӑм-ученый» е «манӑн наукӑри чаплӑ юлташӑм» тесе хуша-хуша хунӑ.

Один из тузов, ездивший неизвестно зачем с ученою целью в Париж, собственными глазами видел Клода Бернара, как есть живого Клода Бернара, настоящего; отрекомендовался ему по чину, званию, орденам и знатным своим больным, и Клод Бернар, послушавши его с полчаса, сказал: «Напрасно вы приезжали в Париж изучать успехи медицины, вам незачем было выезжать для этого из Петербурга»; туз принял это за аттестацию своих занятий и, возвратившись в Петербург, произносил имя Клода Бернара не менее десяти раз в сутки, прибавляя к нему не менее пяти раз: «мой ученый друг» или «мой знаменитый товарищ по науке».

III // .

Эпӗ ҫуралнӑранпа вара вӗсен патшалӑхӗсем хӑвӑрт-хӑвӑрт ишӗлсе пыраҫҫӗ, вӗсем ишӗлсе пӗтӗҫ те, — вӗсенчен каярахран ҫуралнисенчен пӗри те хӑй умӗн пулнӑ патша вырӑннех ларма пултарайман, вӗсем вара пурте ун патшалӑхне тӑрса юлнӑ.

И с тех пор как я родилась, царства их стали падать быстро, быстро, и они вовсе падут, — из них следующая не могла заменить прежних, и они оставались при ней.

4 // .

Пуҫа хыртарассине вара нимле хӑрушӑ наказани вырӑннех те хуман.

А такое легкое наказание, как бритье головы, почти не упоминалось.

Ҫӳҫ ҫинчен // Николай Григорьев. Лу Синь. Калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1960. — 46–53 стр.

Пирӗн чи авалхисенчен те авалраххисем ҫӳҫе ним вырӑннех те хуман пулмалла.

Наши далекие предки, судя по их законам, как будто не придавали прическе особого значения.

Ҫӳҫ ҫинчен // Николай Григорьев. Лу Синь. Калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1960. — 46–53 стр.

Хӑйӗн ӑсӗпе, меллӗхӗпе те хисеп кӳме пултараслӑхӗпе патша ҫыннисене пит килӗшнӗ те Соломон, нумай та вӑхӑт иртмен, ӑна кермене вырнаҫтарнӑ, аслӑ повар вилсен вара вӑл ун вырӑннех йышӑннӑ.

Своим умом, ловкостью и умелым обхождением Соломон так понравился придворным, что в скором времени устроился во дворце, а когда старший повар умер, то он заступил его место.

IX сыпӑк // .

Машенька темле хысна ҫурчӗн смотрительне качча тухрӗ, Андрюшӑна Штольцпа арӑмӗ пӑхса ӳстерме ыйтса илчӗҫ те хӑйсен ачи вырӑннех шутлаҫҫӗ.

Машенька вышла замуж за смотрителя какого-то казенного дома, а Андрюшу выпросили на воспитание Штольц и жена и считают его членом своего семейства.

X сыпӑк // .

Штольц ун патне пынине, вӑхӑта пӗрле ирттернине, кунӗ-кунӗпех ӑна юрама тӑрӑшнине Ольга пӗрре те юрату парни вырӑнне хумасть, ӑна пиччӗшӗ, ашшӗ е упӑшки вырӑннех хурать: ку вара питӗ нумая пӗлтерет.

Приход его, досуги, целые дни угождения она не считала одолжением, лестным приношением любви, любезностью сердца, а просто обязанностью, как будто он был ее брат, отец, даже муж: а это много, это все.

IV сыпӑк // .

Кил хуҫи арӑмне вӑл хӑй вырӑннех лартрӗ, анчах Иван Матвеевичпа Тарантьева чӗнсе илеймерӗ.

Хозяйку он усадил на свое место, а Ивана Матвеевича и Тарантьева дозваться не мог.

II сыпӑк // .

Ҫапла майпа, Анисья пулман пулсан, Обломов пӳлемӗсенче каллех йӑлтах юхӑнса каятчӗ пулӗ; Анисья ӗнтӗ халӗ хӑйне хӑй Обломов килӗнчи ҫын вырӑннех шутлать, хӑйӗн упӑшкин пурнӑҫӗпе, Илья Ильичпа, унӑн кил-ҫуртӗнчи йӗркесемпе шухӑшламасӑрах килӗшрӗ, — вара вӑл хӗрарӑмӑн ҫивӗч куҫӗпе, ӗҫчен аллипе ҫак юхӑнчӑк пӳлӗмсенче канма пӗлмесӗр тӑрӑшма пуҫларӗ.

Таким образом опять все заглохло бы в комнатах Обломова, если б не Анисья: она уже причислила себя к дому Обломова, бессознательно разделила неразрываемую связь своего мужа с жизнью, домом и особой Ильи Ильича, и ее женский глаз и заботливая рука бодрствовали в запущенных покоях.

VII сыпӑк // .

— Ҫав Захар инкек вырӑннех пулчӗ маншӑн!

— Этот Захар в наказанье мне послан!

III сыпӑк // .

1804-1808 ҫулсенче пичетленнӗ «Высшая теория морского искусства», «Опыт морской практики» тата «Теория и практика кораблевождения» кӗнекесем, каярахпа темиҫе хут та ҫӗнӗрен пичетленсе тухнӑскерсем, тинӗс энциклопедийӗ вырӑннех пулса тӑнӑ.

«Высшая теория морского искусства», «Опыт морской практики», «Теория и практика кораблевождения», вышедшие в 1804-1808 годах и много раз переиздававшиеся, стали экциклопедией морских знаний.

Вунвиҫҫӗмӗш пай // .

Анчах вӑл ҫавӑнтах хӑйне-хӑй айван вырӑннех хурса ҫинҫе сасӑпа йӑнӑшса ячӗ.

Однако он тут же овладел собой и, продолжая изображать дурачка, пропищал совсем тоненьким голоском.

XVIII. Ыйтусемпе ответсем // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех