Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

шутлаттӑм (тĕпĕ: шутла) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Мӗнпур ялшӑн хисеплӗ ҫын, тесе шутлаттӑм, халь мӗнле пулса тухрӗ-ха: нимӗҫсене алӑ парать, вӗсен умӗнче камит те пулать, вӗсене тӗрлӗрен халлап-юмах калать…

Думал, почтенный самый человек изо всего села, каково-то теперь ему: и руки немцам жмет, и шутом перед ними, прибаутки разные сказывает…

Вунҫиччӗмӗш сыпӑк // .

Ҫӑтмахра та вӑл каланӑ пек пурнӑҫ ҫук пулӗ тесе шутлаттӑм ун чухне.

Тогда думалось: и в раю, поди, такого нет, как она расписала.

Вуниккӗмӗш сыпӑк // .

Тата, ку ҫирӗпрен пулӗ, ҫирӗп ҫынсем хӗрлӗ сӑнлӑ пулаҫҫӗ, тесе шутлаттӑм; иртнӗ эрнере вара килтӗм те — пӑхатӑп: тунисем те сарӑха пуҫланӑ, ҫеҫкисем хӗрлӗрех тӗслӗ.

Да думала: это от крепости, вроде как у людей румянец, а на прошлой неделе гляжу — желтеть стебли стали, и цветенье в рыжину ударилось.

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Эпӗ ӑна хуйхӑ-суйхӑ та курман, йӗме те пӗлмест тесе шутлаттӑм.

Я-то считала, что она и горюшка не знает, и плакать не умеет.

21 // .

Эпӗ хам та ун чухне, вӑл патшалӑх интересӗсемшӗн чи малтан ҫуннине курса ҫапла шутлаттӑм, хисеплеттӗм ӑна.

Ну и я тоже так тогда считала и уважение к нему имела, когда видела, что он об интересах государства в первую очередь болеет…

12 // .

— Эпӗ хам ҫеҫ ҫакӑн пек тесе шутлаттӑм

— Я думала, что я — одна такая…

IV // .

Эпӗ ҫапла шутлаттӑм: ӑна парти колхозсем тума янӑ — апла пулсан, парти мана та унта ӑсатнӑ, мана та ҫавӑн пек задани панӑ, манӑн пӗр ӗҫ пулнӑ, халӗ те ҫавах — пӗтӗмпех ҫурмаран пайламалла…

Я так рассудила: послала его партия строить колхозы — значит, и меня она послала, и мне такое же задание дала, и одна была и есть у меня забота — все делить пополам…

XXII // .

Вӑл мана каҫарать те, чӗремри йывӑр чул катӑкӗ тухса ӳкет ӗнтӗ, тесе шутлаттӑм.

Я думал, что получу прощение, и с сердца моего спадет тяжесть.

Хут ҫӗлен // Аркадий Малов. Лу Синь. Калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1954. — 105–109 стр.

Ҫапла ӗнтӗ, Пекинта ни ҫуркунне, ни кӗркунне пулмасть, тесе шутлаттӑм эпӗ.

И все же мне казалось, что в Пекине нет ни весны, ни осени.

Кӑвакал мыскари // Степан Апаш. Лу Синь. Калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1954. — 71–75 стр.

Кушаксен туйӗ вӑхӑтӗнче вӗсен чӑтма ҫук хаяррӑн кӑшкӑрашма кирлех те мар, тесе шутлаттӑм.

Я полагал, что и во время свадьбы совсем не обязательно так громко, так невыносимо выть.

Кроликсем тата кушак // Николай Петров. Лу Синь. Калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1954. — 45–52 стр.

Тепӗр икӗ эрнерен, тен, унчченех те эпӗ пӗвене уҫса кимме докран кӑларма шутлаттӑм.

Недели через две, а то и раньше, я предполагал сломать плотину и вывести лодку из дока.

Ҫирӗм тӑваттӑмӗш сыпӑк // .

Ку тар пӗтӗмпех пӑсӑлнӑ пулӗ тесе шутлаттӑм, анчах пичкери тара шыв виҫ-тӑват дюйм хулӑнӑш ҫеҫ витнӗ иккен; йӗпеннӗ тар хытса ларнӑ та йӗри-тавра ҫирӗп сий пулса тӑнӑ; ҫак сий ӑшӗнче вара тар, мӑйӑр хушши ӑшӗнче унӑн тӗшши сыхланса тӑнӑ пек, йӗпенмесӗрех сыхланса юлнӑ.

Я был уверен, что весь этот порох никуда не годится, но оказалось, что вода проникла в бочонок только на три-четыре дюйма кругом; подмокший порох затвердел, и образовалась крепкая корка; в этой корке весь остальной порох сохранился цел и невредим, как ядро ореха в скорлупе.

Вунсаккӑрмӗш сыпӑк // .

Эпӗ вунсакӑр кун ҫакӑн пек ӗҫлерӗм, ӗҫӗм вӗҫленчӗ тесе шутлаттӑм, анчах сасартӑк ҫӗрпӳртӗн пӗр кӗтесӗ ишӗлсе анчӗ.

Так я проработал ровно восемнадцать дней и уже считал свою работу законченной, как вдруг сегодня с одного края обвалилась земля.

Тӑххӑрмӗш сыпӑк // .

Эп сана вилнӗ тесех шутлаттӑм-ха, анчах ун пек чух чееленмесен юрамасть, улталаса калатӑп ҫакна: «Учитель сывах-ха, уншӑн ан пӑшӑрхан, учительница…» — тетӗн.

Я, конечно, думал, что ты убит, а ей вру (без хитрости ведь не обойдешься), говорю: «Учитель жив и здоров, учительница, не беспокойся, учительница…»

III. Ҫурҫӗрелле! // .

Эпӗ сана Диарбекирти «ҫӑтмахрах» пуль тесе шутлаттӑм-ха!

А я-то думал, что ты все еще в диарбекирском раю!

XV. Кӗтмен тӗл пулу // .

Эпӗ: ку ҫапла юлӗ те ӗнтӗ, тесе шутлаттӑм.

Я надеялся, что это так будет.

I // .

Эпӗ ҫапла шутлаттӑм: вӑл вӑхӑтлӑха кама та пулин ҫав тери хытӑ юратса пӑрахӗ; пӗр-ик ҫул иртӗ те, вӑл каллех ман пата таврӑнӗ; эпӗ питӗ лайӑх ҫын.

Я рассуждал так: она увлечется на время страстною любовью к кому-нибудь; пройдет год-два, и она возвратится ко мне; я очень хороший человек.

I // .

Манӑн малтанхи шухӑш-ӗмӗтӗмсем, хам шутланӑ тӑрӑх, ҫак сӑлтавпа ҫапла пулнӑ та ӗнтӗ, эпӗ: ҫак япаласем пӑртакран иртӗҫ те, пирӗн иксӗмӗрӗн пурнӑҫӑмӑр ӗлӗкхи пекех майлашса кайӗ, тесе шутлама тӑрӑшаттӑм, тата ҫаплах шутлаттӑм та.

В этом, по моему мнению, заключается объяснение первого моего предположения: мне хотелось думать, и думалось, что этот эпизод через несколько времени минуется, и тогда наши прежние отношения восстановятся.

I // .

Ба-и инке, ҫын тесех шутлаттӑм-ҫке сана, ав мӗнешкел сӳпӗлти иккен эсӗ!

Разве могла я сказать такую глупость?

Хускану // Николай Григорьев. Лу Синь. Калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1960. — 54–66 стр.

Пуҫтахланнӑ чухне шутлаттӑм вара эпӗ: малтан эсӗ ҫакӑн, кайран — эпӗ…

Вот в отчаянности я и думал: повесься ты сначала, а я — после…

XXV сыпӑк // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех