Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

шутлас (тĕпĕ: шутла) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
— Ҫывӑрмасть, халь ун укҫа шутлас вӑхӑт — дебет-кредетпа аппаланать.

Куҫарса пулӑш

Иккӗмӗш пайӗ // .

«Манӑн хӗрлине мала шутлас йӑла пур», тет вӑл хулӑм сасӑпа ҫав тери тивӗҫлӗ пит-куҫлӑн, ҫав самантра хӑй ҫине пӗтӗм ҫутҫанталӑк пӑхса тӑнӑ пек…

— «Я имею привычку предпочитать красное!» — отвечает он басом и с таким важным лицом, как будто вся вселенная глядит на него в это мгновенье…

X // .

Унӑн чӗрине ырӑ та ҫемҫе кӑмӑллӑ ашшӗнчен хӑйне мала шутлас вӑрттӑн сисӗм, ҫепӗҫ каҫару сисӗмӗпе хутшӑннӑ кӑмӑл тулса ларчӗ.

И чувство снисходительной нежности к доброму и мягкому отцу, смешанное с ощущением какого-то тайного превосходства, наполнило его душу.

III // .

«Кӑна тума ҫӑмӑл, ҫавӑн пек пулнӑ тесе ҫеҫ шутлас пулать…»

Куҫарса пулӑш

Н. В. Гоголь ҫырнӑ «Петербург повеҫӗсем» // Михаил Рубцов. Николай Гоголь. Повеҫсем; вырӑсларан Михаил Рубцов куҫарнӑ. — Шупашкар: Чӑваш АССР государство издательстви, 1952. — 147–158 с.

— Акӑ эпир пӗр колхозра ҫеҫ те пурне те йӗркелесе ӗлкӗреймӗпӗр, тесе кулянатпӑр, унӑн пур колхозсем пирки те шутлас пулать.

 — Мы вот об одном колхозе горюем — не управимся, а ей о всех колхозах забота.

Вуннӑмӗш сыпӑк // .

Ку вӑл хӑйне ҫын вырӑнне шутлас тӗлӗшпе тунӑ пӗрремӗш утӑм пулчӗ.

Это был первый шаг к самоутверждению.

2 // .

Ирӗксӗрех шутлас пулать.

Волей-неволей приходится считать.

2 // .

Ҫапах та пур пӗрех хамӑр ҫине ҫапла пӑхнине эпир каҫарӑпӑр тесе шутлас марччӗ…

Но из этого еще не следует, что подобное отношение к себе мы можем поощрять…

X // .

«Тӑхта, хам тухса уҫам! — терӗ те тимӗрҫӗ, хӑйне хирӗҫ пулнӑ ҫынӑн айӑк пӗрчисене шутлас шухӑшпа, ҫенӗке тухрӗ.

— Постой, я сам отворю, — сказал кузнец и вышел в сени, в намерении отломать с досады бока первому попавшемуся человеку.

Раштав умӗнхи каҫ // .

Анчах инкек вӗт-ха, чухӑн Петруҫӑн мӗн пурри те кӑвак сӑхман пекки ҫеҫ пулнӑ, вӑл та пулин ҫӗтӗлсе пӗтнӗскер, йӑлтах шӑтса пӗтнӗ шӑтӑкӗсене шутлас пулсан, тепӗр жид кӗсйинче злотых та унтан сахалтарах пулӗ.

Но то беда, что у бедного Петруся всего-навсего была одна серая свитка, в которой было больше дыр, чем у иного жида в кармане злотых.

Пӗр чиркӳри дьяк пулни-иртни ҫинчен каласа пани // .

«Калаҫмалӑх ҫук, Хавронья Никифоровна: ку типӗре атте мӗнпурри те пӗр вунпилӗк михӗ ҫуртырри, тӑватӑ михӗ яхӑн вир кӗрпи, тата тепӗр ҫӗре яхӑн книш кӑна пухнӑ; чӑххисене шутлас-тӑк, аллӑ та пулас ҫук; ҫӑмартисем ҫурри ытла пӑсӑк.

— Сущая безделица, Хавронья Никифоровна; батюшка всего получил за весь пост мешков пятнадцать ярового, проса мешка четыре, книшей с сотню, а кур, если сосчитать, то не будет и пятидесяти штук, яйца же большею частию протухлые.

VI // .

— Мӗнле-ха апла… шутлас мар, ывӑлӑм… шухӑшламах тивет…

— Да как же… сынок, не думать… приходится думать…

XVI // .

Хальхи пурнӑҫ ҫинчен шутлас пулать, хытӑ шутламалла!

О настоящем надобно думать, да еще как думать!

XXI // .

— Стройка пултӑр, анчах, тырӑ вырмалли вӑхӑт сӑмса айнех ҫитсе тӑнӑ пулсан, ун ҫинчен те шутлас пулать…

— Строить надо, а только уборка на носу, об ней тоже надо подумать…

V // .

— Ӑна ӗнтӗ документсем тӑрӑх шутлас пулать, — терӗ завхоз.

— Это ж надо по документам, — ответил завхоз.

II // .

«Ун пек шутлас-тӑк, службӑра тӑма та кирлӗ мар.

«Если так думать, то нечего и служить.

XI // .

Эсир вара тӗрӗсне калатӑр, кунашкал шутлас пур-тӑк, луччӗ пач та службӑра тӑма кирлӗ мар.

А вы правду говорите, что если так думать, то уж лучше совсем не служить.

XI // .

Питӗ те ҫамрӑк ҫынсен час-час пулнӑ пекех, Ромашовӑн та хӑй ҫинчен шаблонлӑ романсен сӑмахӗсемпе кӑшт кулӑшларах та кӑшт айвантарах шутлас — виҫҫӗмӗш сӑпатра калас йӑла пурччӗ, ҫавӑнпа халӗ те: «Унӑн ырӑ, палӑрӑмлӑ куҫӗсем салхулӑх пӗлӗчӗсемпе карӑнса ларчӗҫ», — терӗ вара вӑл хӑй ӑшӗнче.

И так как у Ромашова была немножко смешная, наивная привычка, часто свойственная очень молодым людям, думать о самом себе в третьем лице, словами шаблонных романов, то и теперь он произнес внутренне: «Его добрые, выразительные глаза подернулись облаком грусти…»

I // .

Ку вӑл Лопухова мухтани, Вера Павловнӑпа Лопухов телейне мухтани пулать; паллах, кӑна Мерцаловсемсӗр пуҫне урӑх никам ҫинчен шухӑшламасӑрах калама пулатчӗ, анчах вӑл Мерцаловсем ҫинчен те, унпа пӗрле Лопуховсем ҫинчен те шухӑшланӑ тесе шутлас пулсан, вара кӑна тӳрех Вера Павловна валли каланӑ тухать, мӗнле тӗллевпе каланӑ-ха ӑна?

Это будет похвала Лопухову, это будет прославление счастья Веры Павловны с Лопуховым; конечно, это можно было сказать, не думая ровно ни о ком, кроме Мерцаловых, а если предположить, что он думал и о Мерцаловых, и вместе о Лопуховых, тогда это, значит, сказано прямо для Веры Павловны, с какою же целью это сказано?

XXIII // .

Эпир сирӗн ӑс-тӑнпа сирӗн ҫирӗп кӑмӑлӑра ырларӑмӑр ӗнтӗ, эсир хӑвӑр тунӑ ырӑ ӗҫсене мухтаман, эсир хӑвӑрӑн ырӑ ӗҫсем пур тесе те шутламастӑр, вӗсем пулас пулсан, эсир вӗсене ҫыннӑн лайӑх енӗ тесе шутлас ҫукчӗ, пачах урӑхла, вӑл ҫын ухмах тенӗ пулӑттӑр.

К похвале вашему уму и силе вашего характера не прибавлено похвалы вашим добродетелям, вы и не считаете себя имеющею их, и не считаете достоинством, а скорее считаете принадлежностью глупости иметь их.

XXIV // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех