Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

хунине (тĕпĕ: ху) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
— Унӑн вилӗ сӑн-питне курсан ҫеҫ эпӗ хам мӗн туса хунине йӑлтах ӑнлантӑм.

 — Только тогда, когда я увидал ее мертвое лицо, я понял все, что я сделал.

XXVIII // .

Ҫак хӑрушӑ туйӑма эпӗ астӑватӑп, ҫавӑнпа та иккӗленмесӗрех калама пултаратӑп, калама ҫеҫ мар, тӗтреллӗн астӑватӑп та: кинжала чиксе янӑ-яманах хам мӗн туса хунине тӳрлетес, чарӑнас тесе, эпӗ ӑна тӳрех каялла туртса кӑлартӑм.

Ужас этого сознания я помню и потому заключаю и даже вспоминаю смутно, что, воткнув кинжал, я тотчас же вытащил его, желая поправить сделанное и остановить.

XXVII // .

Ҫур ҫухрӑм пек иртсен, манӑн урасем шӑнса кайрӗҫ, эпӗ вара вакунра ҫӑм чӑлхана хывса сумкӑна хунине аса илтӗм» Ӑҫта сумка?

Отъехав с полверсты, мне стало холодно ногам, и я подумал о том, что снял в вагоне шерстяные чулки и положил их в сумку» Где сумка?

XXVI // .

Вӑл, ахӑртнех, хӑй ҫав ӗҫкӗ-ҫикӗсене хутшӑннипе мухтанать пулас, леш паллакан купцапа пӗррехинче Кунавинӑра ӳсӗр чухне мӗн йышши мыскара туса хунине савӑнса та пӑшӑлтатса каларӗ (кун ҫинчен сасӑпа калама аван та мар), вара приказчик пӗтӗм вакуна янратса ахӑлтатса ячӗ, старик хӑй те икӗ сар шӑлне кӑтартса кулчӗ.

Он, видимо, гордился своим участием в них и с видимой радостью рассказывал, как они вместе с этим самым знакомым сделали раз пьяные в Кунавине такую штуку, что ее надо было рассказать шепотом и что приказчик захохотал на весь вагон, а старик тоже засмеялся, оскалив два желтые зуба.

I // .

Алевтина Васильевна кӑмака ҫинчен аллисемпе сулкаласа упӑшкине ҫутта сӳнтерме хушрӗ, чӳречесене карса хунине те вӑл пачах манса кайнӑ иккен.

Алевтина Васильевна замахала мужу от печи рукой, давая знак, чтобы тот потушил огонь, — совсем забыла, что окна занавешены дерюгами.

V // .

Кӗнекене вӑл темле сыхланса та хӑравҫӑн уҫрӗ те хӑй палламан ҫын портречӗ айне чернилпа ҫырса хунине вуларӗ: «Ҫак ӑслӑ кӗнекене ӗлӗкех, вӗреннӗ чухнех вуласа тухманнишӗн хама хам вӑрҫатӑп», — тенӗ унта.

Осторожно он открыл эту книгу и под портретом незнакомого ему человека прочитал написанное чернилами: «Ругаю себя за то, что раньше, когда еще училась, не прочитала эту умную книгу».

XII // .

Илья мӗн-мӗн ҫырса хунине, унпа пӗрлех хӑй курса калаҫнӑ ҫынсене аса илнӗ те, унӑн, хаҫат редакторӗн, хаҫатра пӗчӗк заметкӑсем ҫеҫ мар, очерк та ҫырса кӑларас килнӗ.

Илья припоминал эти заметки, а вместе с ними и тех людей, с которыми встречался и беседовал, и ему, как редактору газеты, хотелось написать очерк.

IV // .

Анчах санбатран таврӑннӑ чух халӑх Мускава хӳтӗлес ӗҫе мӗн чухлӗ вӑй хунине курсан, пӗрремӗш хут туйрӗ вӑл: унӑн хӑвӑртрах тӑшмана тӗл пулас килет-мӗн.

Куҫарса пулӑш

XXIV // .

Автомачӗ шӑплансан, Андрей пӗшкӗнчӗ те пушаннӑ диска вӗҫертсе илме тӑчӗ, — халь ҫеҫ хӑй мӗн туса хунине туйнипе унӑн пӗтӗм чунӗ ҫӳҫене-ҫӳҫене илчӗ.

Куҫарса пулӑш

XVIII // .

Ял хӗрринчи килхушшинче Андрей тем чухлӗ хурӑн хӗрес хатӗрлесе хунине курчӗ, — вӗсене пурне те йӗркеллӗн, чалӑштара-чалӑштара, сарай патне тӑратса тухнӑ.

Куҫарса пулӑш

VII // .

Анчах тырӑ чип-чипер тӑнине, ӑна ҫуркуннеччен лайӑх пытарса хунине колхозниксем пурте пӗлсе тӑччӑр.

Но чтобы все колхозники знали, что зерно цело и надежно спрятано до весны.

II // .

— Анне, — пӑлханса ӳкрӗ Володя, хӑйӗн ҫӗлӗкне ӑҫта хунине куҫӗсемпе шыраса, — анне, пирӗн пата саперсем килчӗҫ.

— Мама… — заволновался Володя, ища глазами, куда положил свою шапку, — мама, это к нам саперы пошли.

Володя урамӗ (Эпилог) // .

Володьӑпа Ваня ӑна поселокра урама ҫыпӑҫтарса хунине курнӑччӗ.

Володя и Ваня уже видели его расклеенным в поселке.

Вунпӗрмӗш сыпӑк // .

Ҫавӑн пекех Ин княҫе Да Цзи пӗтерсе хунине, Си Ши — У княжестви тапӑннин сӑлтавӗ пулнине, Ян Фэй Тан династийӗнчи халӑх пӑлхавне ҫӗклеме пултарнине те ӗненессӗм килместчӗ ман.

Так же я не верил, что Да Цзи погубила князя Ин, что Си Ши — была причиной падения княжества У, а Ян Фэй могла поднять народное волнение при Танской династии.

А-Цзинь // Николай Григорьев. Лу Синь. Калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1960. — 162–169 стр.

— Ахмет-хана вӗлернӗ чухне (вилнӗ абрека ҫапла чӗннӗ) вӑл леш енче хӑмӑшсем хушшинче ларнӑ, вӑл пурне те курнӑ: ӑна кимӗ ҫине мӗнле хунине те, ҫыран хӗррине мӗнле илсе тухнине те.

— Когда убили Ахмед-хана (так звали убитого абрека), он на той стороне в камышах сидел; он все видел: как его в каюк клали и как на берег привезли.

XXI // .

Ҫырма, пӳлсе хунине пула, анлӑн сарӑлса ейӗлнӗ те, пысӑк пӗве шывӗ пек, нимӗн хускалмасть.

Река, задержанная плотиной, была широка и неподвижна, как большой пруд.

XXI // .

Кӑкӑрӗ ҫинче унӑн ҫӗленкуҫ чечекӗн сӑпайлӑ ҫыххи, — ҫав чечексене кам алли хунине никам та пӗлмест.

На груди у него скромный букет фиалок, — никто не знает, чья рука положила эти цветы.

XVI // .

Пӗрремӗш ротӑран ыйтнӑ чух Ромашов хӑйсен ротин фельдфебелӗ, Рында, хӑратса хунине илтсеччӗ: — Кам та пулин пӗлтер кӑна мана акӑ кӳренӳ пирки! Эпӗ ӑна кайран ҫав кӳренӗве пит лайӑх пӗлтерӗп! — терӗ вӑл чашкӑракан сасӑпа хыҫра.

Когда спрашивали первую роту, Ромашов слышал, как сзади него фельдфебель его роты, Рында, говорил шипящим и угрожающим голосом: — Вот объяви мне кто-нибудь претензию! Я ему потом таку объявлю претензию!

XV // .

Ромашов, хӗрсе кайсах шухӑшӗсемпе аппаланаканскер, хай хыҫне Гайнан шӑпӑрттӑн пырса тӑнине те, аллине хулпуҫҫи урлӑ хӑш вӑхӑтра тӑсса хунине те сисмерӗ.

Ромашов не заметил, занятый своими мыслями, как Гайнан тихо подошел к нему сзади и вдруг протянул через его плечо руку.

VI // .

Ҫав ӗҫре эпир мӗн чухлӗ вӑй хунине пурте пӗлеҫҫӗ ӗнтӗ.

Всякому ясно, сколько тяжелого труда было вложено в эту работу.

Ҫирӗм пиллӗкмӗш сыпӑк // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех