Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

туйӑмӗсене (тĕпĕ: туйӑм) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Утрав ҫинче пурӑнакансем, хӑйсен туйӑмӗсене питех палӑртман пулин те, ҫынсемпе кӑмӑллӑ пулнӑ, пулӑшма хатӗр тӑнӑ.

Но люди, живущие на острове, хотя и сдержанны в выражении своих чувств, на деле очень отзывчивы, сердечны.

Вунтӑваттӑмӗш сыпӑк // .

Валерий ача чухне хӑйӗн туйӑмӗсене юриех пытарнӑ, тӳрккесрех хӑтланнӑ, анчах ӑшӗнче вӑл ашшӗпе мухтаннӑ.

Валерий свои чувства прятал под нарочитой мальчишеской грубоватостью, но в глубине души гордился отцом.

Пӗрремӗш сыпӑк // .

Халӗ Артамонов килте, фабрикӑра е хулара мӗншӗн те пулин тарӑхсан, ку тарӑху пӗтӗмпех ҫав ҫӗтӗк-ҫатӑк, вараланчӑк ача пирки пулнӑ пек, вӑл унӑн пур усал шухӑшӗсене те, пур ырӑ мар туйӑмӗсене те хӑйӗн черченкӗ шӑммисем ҫине пырса ҫакма чӗннӗ пек пулчӗ.

Теперь стало так, что, когда дома, на фабрике или в городе Артамонов раздражался чем-нибудь, — в центр всех его раздражений самовольно вторгался оборванный, грязненький мальчик и как будто приглашал вешать на его жидкие кости все злые мысли, все недобрые чувства.

II сыпӑк // .

Пӗр сӑмахпа каласан вӑл хӑй нумай пӗлнине, ӑслине кӑтартать, ырӑ сисӗм-туйӑмӗсене палӑртать; анчах та Володьӑшӑн пулсан ку пӗтӗмпех ятарласа вӗренсе хунӑ калаҫу пек, суя калаҫу пек туйӑнать.

Вообще выказывал много знания, ума и благородных чувств; но почему-то все это казалось Володе заученным и неестественным.

18 // .

Ҫак хамӑрӑннисем персе янӑ снаряд пирки матроссем тӗрлӗрен калаҫнине илтетӗр эсир, хӑвӑр кӗтмен ҫӗртенех вӗсем хавасланнине, хӑйсен сисӗм-туйӑмӗсене палӑртнине куратӑр; тен, вӗсем, — кашнин чунӗнчех пытанса пурӑнакан сисӗм-туйӑмсем; тӑшман ҫине тарӑхнине, ӑна тавӑрма хатӗррине палӑртакан сисӗм-туйӑмсем.

По случаю этого нашего выстрела вы услышите различные толки матросов и увидите их одушевление и проявление чувства, которого вы не ожидали видеть, может быть, — это чувство злобы, мщения врагу, которое таится в душе каждого.

Севастополь декабрь уйӑхӗнче // .

Ку сӑвва пӑхмасӑр вӗреннӗ чух Саша сакӑр ҫултаччӗ, ахаль чух хӑйӗн туйӑмӗсене палӑртма вӑтанаканскер, ку сӑвва вӑл уйрӑмах хӗрӳленсе, сӑмахсен пысӑк пӗлтерӗшне чунӗпе туйса, ҫемьери ҫынсем умӗнче вулатчӗ.

Саше было восемь лет, когда он выучил наизусть это стихотворение и, обычно стеснительный в выражении своих чувств, с особым жаром и глубоким проникновением в высокий смысл слов декламировал его в кругу семьи.

Питӗ лайӑх кӗнекесем // .

Дик тесен вара, ун туйӑмӗсене нимле те ҫырса кӑтартаймӑн.

Что же до Дика, никакое перо не может описать его чувств.

Вунвиҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Ҫураҫнисем хӑйсене йӗркеллӗ тытаҫҫӗ, хӑйсем пӗччен марри ҫинчен манмаҫҫӗ, туйӑмӗсене ҫын умӗнче кӑтартмаҫҫӗ.

Обрученные ведут себя корректно, не забывая о том, что они не одни и не выставляют свои чувства напоказ.

Мӑшӑрланни // .

Литература ҫынна хӑйне хӑй пӗлме, хӑйне шанма, ҫынсенче пулакан ирсӗрлӗхне, киревсӗрлӗхпе кӗрешме, ҫынра яланах лайӑххине шырама, ҫирӗплӗх, ҫилӗ, вӑтану туйӑмӗсене вӑратма пулӑшать, тенӗ пролетари писателӗ Максим Горький.

Великий пролетарский писатель Максим Горький утверждал, что литература призвана помогать людям познать самих себя, закрепить их веру в себя, бороться против человеческой подлости, искать в людях хорошее, пробуждать чувство стыда, мужества и гнева.

Хӑвна ху вӗрентни // .

2. Ҫынсен шухӑшӗсемпе туйӑмӗсене аталантарса, йӗркелесе пырса искусство хӑй те пурнӑҫа урӑхлатать.

2. Искусство, в свою очередь влияет на жизнь, воспитывая и формируя в людях мысли и чувства.

Хӑвна ху вӗрентни // .

Ҫынсен умӗнче ыталашмаҫҫӗ, чуптумаҫҫӗ, хӑйсен туйӑмӗсене палӑртмаҫҫӗ.

На людях не обнимаются, не целуются и не выставляют свои чувства напоказ.

Лайӑх енӗсем // .

Иккӗшӗ те юрату, ҫепӗҫлӗх, курайманлӑх туйӑмӗсене сӑмахпа нихҫан та каламастчӗҫ.

Оба были скупы на выражение любви, нежности и восторга, гнева и неприязни.

Вера Сергеевна // .

Зоя та, Шура та хӑйсен туйӑмӗсене ҫав тери асӑрханса палӑртатчӗҫ.

И Зоя и Шура очень сдержанно, даже осторожно проявляли свои чувства.

Вера Сергеевна // .

Вӑл вырӑс литературин чӗрене хавхалантаракан шухӑш-туйӑмӗсене уҫса пама тӑрӑшатчӗ.

Она старалась раскрыть вдохновляющее впечатление русской литературы.

Осиновые Гаи // .

Гимназирен таврӑнсанах вара, каҫалапа ҫӑкӑр татӑкӗ илет те ӑҫта та пулин: каретнике-и, мачча ҫине-и, е беседкӑра, — ҫынсем пурӑннӑ ҫӗртен аяккарах пӗр-пӗр ҫӗре кӗрсе ларса, кӗнекере ҫырса кӑтартнӑ геройсен кӑмӑл-туйӑмӗсене туйса, вуласа ларма юратать.

Он любил, придя из гимназии, под вечер, с куском хлеба, забраться куда-нибудь в каретник, на чердак, в беседку — куда-нибудь подальше от жилья, и читать, переживая все ощущения выводимых героев.

Иванов // .

Вӗсене тӗплӗнрех «курма» ытла та нумай вӑй хумалла, вӗсем ытла шупка, ҫавна пулах чуна тӑвӑлтарса ыраттараҫҫӗ, хӑйӗн туйӑмӗсене анлӑлатма тӑрӑшни харама кайнӑ пирки сывӑ мар чунӑн асапне пушшех те ӳстереҫҫӗ.

Они стоили больших усилий и были так неясны, что в общем он чувствовал лишь неудовлетворенность и тупую душевную боль, которая сопровождала все потуги больной души, тщетно стремившейся восстановить полноту своих ощущений.

VII // .

Пӑлхавсем вӑхӑтӗнче халӑх массисем хӑйсен кӗрлесе-вӗресе тӑракан туйӑмӗсене хӑйсен пуҫӗсем ҫийӗн ҫулӑм пек варкӑшакан хӗрлӗ ялавпа ҫыхӑнтараҫҫӗ…

Народные массы во времена мятежей ищут выражения общего чувства в красном знамени, которое развевается над ними, как пламя…

VII // .

Симӗс тӗс вӑл — ӑшӑпа сулхӑнрах нӳрлӗхе пӗрлештернӗ евӗрлӗрех: пирӗн чунта вӑл лӑпкӑлӑхпа ҫителӗклӗх туйӑмӗсене вӑратать, анчах вӑл телей текен туйӑма та, чарусӑр вӗри туйӑмсене те аса илтермест…

Зелень — это как будто тепло в смешении с сырою прохладой: она возбуждает представление о спокойном довольстве, здоровье, но не о страсти и не о том, что люди называют счастьем…

VII // .

Ҫапла вара, хӗрлӗ тӗс те, «хӗрлӗ» янрав пекех, пирӗн чун-чӗрере ҫутӑпа хавхалану тата хӗрӳлӗх туйӑмӗсене ҫуратать, ҫавӑнпах та ӗнтӗ эпир: «вӗри», хӗрӳ туйӑмлӑ, тетпӗр.

И вот, красный цвет, как и «красные» звуки, оставляет в нашей душе свет, возбуждение и представления о страсти, которую так и называют «горячею», кипучею, жаркою.

VII // .

Халь вӑл таврари ҫутҫанталӑк шӑв-шавне тата тимлӗреххӗн тӑнлама пуҫларӗ, хӑйӗн тӗтреллӗ туйӑмӗсене паллӑ кӗвӗсемпе ҫыхӑнтарса, хутран-ситрен ирӗклӗ импровизацисемпе пӗтӗҫтерет, кунта вара, хӑлхашӑн ҫывӑх халӑх кӗвви ӑҫта вӗҫленсе ӑҫта хӑйӗн творчестви пуҫланнине уйӑрса илме те ҫук.

Он еще внимательнее ловил голоса окружающей природы и, сливая смутные ощущения с привычными родными мотивами, по временам умел обобщить их свободной импровизацией, в которой трудно было отличить, где кончается народный, привычный уху мотив и где начинается личное творчество.

II // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех