Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

туйӑмран (тĕпĕ: туйӑм) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Пӗр тӗлӗнсе те ҫав вӑхӑтрах хӑйшӗн вӗрҫӗнӗ туйӑмран пӗр шикленсе, ӑнланмаллипех ӑнланса илчӗ Виталий: ҫапла, халь тин вӑл ни каялла чакма, ни пӗр вырӑнта тапӑртатса тӑма пултараймасть урӑх; вӑл — Динӑна юратать…

Куҫарса пулӑш

3 // .

Ҫапах та хӑйӗн пӗчӗк ывӑлӗ ҫине пӑхнӑ чухне ӑшчике хускатакан шиклӗ туйӑмран ниепле те хӑтӑлаймарӗ вӑл.

И все же она не могла отделаться от тревожного чувства, когда смотрела на своего маленького сына.

Вунпӗрмӗш сыпӑк // .

Хӑйне кӑштах та пулин усал туйӑмран хӑтарас тесен, унӑн нимрен тытӑнмалли те ҫук!

Решительно ничего нет, за что бы уцепиться и почувствовать себя хоть чуточку не так пошло и гадко!

Экзаменсем // .

— Суккӑ-ӑр? — ыйтрӗ вӑл тепӗр хут, пушшех те чӗтренчӗк сассипе, хӑйне пӗтӗмпех тыткӑна илнӗ хӗрхенӳллӗ туйӑмран ҫӑлӑнмалли хӳтлӗх шыранӑ евӗр, — вара вӑл ачана сасартӑк мӑйӗнчен ыталарӗ те пичӗпе ун ҫумне лӑпчӑнчӗ.

 — Слепо-ой? — повторила она еще более дрогнувшим голосом, и, как будто ища защиты от охватившего всю ее неодолимого чувства жалости, она вдруг обвила шею мальчика руками и прислонилась к нему лицом.

V // .

Юратура ҫав пурнӑҫри тӗркӗшӳ туйӑмран кая мар вырӑн йышӑнать.

Бытие играет в любви роль не меньшую, чем чувство.

Саккӑрмӗш сыпӑк // .

Апла пулсан та, Воропаев ҫак калаҫма юратакан пуҫлӑха килӗштерме пултарайман туйӑмран ниепле те хӑтӑлма пултараймарӗ.

И тем не менее Воропаев никак не мог отделаться от неприязни к этому говорливому администратору.

Пӗрремӗш сыпӑк // .

Иртни килет татах. Ҫунтарӑпӑр та ярапӑр ҫак тӗрмене йӑлтах. Час пирӗн курайманлӑхран — кӑвар пек туйӑмран Мудьюгӑн юрӗ ирӗлӗ…

Былые дни придут, И наши зори алые тюрьму эту сожгут, Растопит наша ненависть мудьюгские снега…

2 // .

Ҫав туйӑма питех те хӑнӑхса ҫитнипе халӗ те, Авдотья ун патӗнчен кайсан та, вӑл ҫав туйӑмран ҫаплах хӑтӑлма пултарайман.

Он накрепко привык к этому ощущению, и даже теперь, когда Авдотья ушла от него, он все еще не мог отрешиться от этого чувства.

7. Тырӑ пулчӗ // .

Туйӑмран чӑнлӑха ҫитиччен…

— А от впечатления до действительности…

Ҫирӗммӗш сыпӑк // .

Эпӗ ӑна юратса пӑрахнине Зинаида ҫавӑнтах сиснӗччӗ, хам пытарма шутламанччӗ те; вӑл ман хӗрӳллӗ туйӑмран кулса йӑпанатчӗ, мана йӗкӗлтетчӗ, иртӗнтеретчӗ те асаплантаратчӗ.

Зинаида тотчас же догадалась, что я в нее влюбился, да я и не думал скрываться; она потешалась моей страстью, дурачила, баловала и мучила меня.

IX // .

Мажарова ун туйӑмӗнчен кулма нимӗн те мар пулчӗ пулсан, вӑл пысӑкрах туйӑмран та намӑса пӗлмесӗр кулма пултарать!

Если Мажарову ничего не стоило надругаться над ее чувством, то он без зазрения совести сможет надругаться и над чем-то неизмеримо большим!

11 // .

Ҫак тӗлӗнмелле туйӑмран вӑл халь те тасалса ҫитме пултараймасть, — унӑн ӑс-тӑнӗ Ольховкӑран тухса кайнӑ кӗске вӑхӑтра мӗн пулса иртнипе тулса тӑрать.

Он и сейчас не мог избавиться от этого странного впечатления, — так перегружена была его память всем, что произошло за короткое время, когда он ушел из Ольховки.

III // .

Ҫак ӗҫе аса илсен, Травкин халь те йӗрӗнчӗклӗ туйӑмран хӑтӑлма пултарайман.

Вспомнив этот случай, Травкин и теперь не мог избавиться от чувства гадливости.

Пиллӗкмӗш сыпӑк // .

Ҫакна вӗсем тӳрех, хӑюллӑнах калаҫҫӗ, мӗншӗн тесен ҫак туйӑм вӗсен ачасене юратнинчен тухса тӑрать имӗш, лайӑх та мухтама тивӗҫ туйӑмран тухать.

Они это прямо, смело говорят, воображая, что эти чувства происходят в них от любви к детям, чувства хорошего и похвального.

XVI // .

Аса илме вӑтанмалла, мӗншӗн тесен ӑна ҫапла калама манӑн хӑю та ҫитмелле пулман, мӗншӗн тесен вӑл ҫав сӑмахсенчен тата эпӗ ҫав сӑмахсемпе каласа пама шутланӑ туйӑмран калама ҫук ҫӳлте тӑрать.

Стыдно вспомнить потому, что я не должен был сметь говорить ей этого, потому что она неизмеримо выше стояла этих слов и того чувства, которое я хотел ими выразить.

XXXIII // .

Эпӗ сире юратнӑ, халӗ те юрататӑп-ха, пӗлетӗп, мана ҫак туйӑмран уйрӑлма ҫӑмӑлах пулмасть, часах та мар-тӑр-ха.

Я любила вас и до сих пор еще люблю, и знаю, что мне не скоро и нелегко будет уйти от этого чувства.

V // .

Ҫак йывӑр туйӑмран хӑтӑлма Кандов хӑй пулӑшӗ тесе шухӑшланӑччӗ Рада, анчах Кандов сӑмах та каламарӗ.

Рада надеялась, что Кандов сам все объяснит, чтобы вывести ее из трудного положения, но он молчал.

XXIV. Аслати умӗнхи тӑвӑл // .

Радӑна савас кӑмӑлӗ ӑна намӑса пӗлмен ҫынна кӑларас пек туйӑнчӗ, — хӑйӗн ҫывӑх тусӗнчен, Огняновран, намӑс, тӑван Болгаришӗн кӗрешес тенӗ чух Кандов хӑравҫӑ пек пулать, вӑл кирек мӗнле пулсан та хӑйне канӑҫ паман туйӑмран хӑвӑртрах хӑтӑлма, йӑлтах тасалса ҫитме шухӑш тытрӗ.

Страсть к Раде стала казаться ему подлостью, подлостью по отношению к Огнянову, его другу, и преступлением против Болгарии, которой он обязан был посвятить себя всецело, Кандов испугался самого себя и решил как можно скорее заглушить, смыть, вытравить из своей души это чувство.

XVIII. Кандов // .

Ҫакна вӑл каярахпа ҫеҫ ӑнланса илнӗ, ун чухне унӑн кӗтмелле пулнӑ, анчах та вӑл кӗтмен, туйӑм пӗтӗмпех аталанса ҫитнӗ ҫеҫ мар, ҫав туйӑмран килнӗ тепӗр туйӑм та тухса тӑма ӗлкӗрнӗ.

А он понял это лишь тогда, когда не только что вполне развилось чувство, которого он должен был ждать и не ждал, а когда уж даже явилось последствие этого чувства, другое чувство.

XXX // .

Анчах ытти ҫынсен шухӑшӗпе, ҫамрӑк ҫынсем ҫакӑн пек чухне хӗрарӑм ҫинчен пурпӗрех вӑл алли-урине, ӳт-пӗвне мӗнле тыткалани енчен илсе калаҫҫӗ, ҫав ытти ҫынсем вӗсем ҫын ӳт-пӗвне, пирӗн эстетикӑлла литераторсен ушкӑнӗпе танлаштарсан, эстетикӑлла туйӑмран татах та пуянрах ушкӑнсенче тӗпчесе вӗреннӗ.

А по мнению других, изучавших натуру человека, в кругах, еще более богатых эстетическим чувством, чем компания наших эстетических литераторов, молодые люди в таких случаях непременно потолкуют о женщине даже с самой пластической стороны.

X // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех