Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

тархасласа (тĕпĕ: тархасла) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Вӗсем хытӑ тархасласа ыйтнине кура, тата: «Эпир тӳрленетпӗр, хамӑра лӑпкӑ тытатпӑр», — тесе тупа тунине пула, эпир вӗсене карап ҫине илтӗмӗр.

Куҫарса пулӑш

Ҫирӗм саккӑрмӗш сыпӑк // .

— Пире арестлесен, капитан пире каҫарма пулнӑччӗ, ҫавна асра тытса, эпир сирӗнтен пире хӗрхенме — пирӗн пурнӑҫа ҫӑлса хӑварма тархасласа ыйтатпӑр, — терӗ.

Куҫарса пулӑш

Ҫирӗм саккӑрмӗш сыпӑк // .

Унӑн икӗ юлташӗ те тархасласа темскер ыйтаҫҫӗ, аллисене ҫӳлелле ҫӗклеҫҫӗ, анчах вӗсем лӑпкӑрах, хурланнине ытла та хытах палӑртмаҫҫӗ.

Куҫарса пулӑш

Ҫирӗм пиллӗкмӗш сыпӑк // .

Кирюха, Вася тата Степка, сиксе тӑрса, кашӑк шырама чупрӗҫ, Емельян вара Пантелей ҫине тархасласа ыйтуллӑн пӑхма тытӑнчӗ.

Куҫарса пулӑш

VII // .

Тархасласа ыйтатӑп пӗр татӑк ҫӑкӑр парӑр-ха, — васкасарах каласа хучӗ Бойчо; старике вӑл хӑй ырӑ ӗмӗтпе ҫӳренине шантарасшӑн пулчӗ.

Куҫарса пулӑш

II. Шур кӗрӗклӗ ҫыннӑн ҫӑкӑр чӗлли // .

— Инке, сана тархасласа ыйтатӑп, Аврам бая нимӗн те ан калӑр.

— Умоляю тебя, тетя Аврамица, ничего не говори дядеАвраму…

XXXI. Тата тепӗр ӗмӗт // .

Кметпа Цанко ҫак телейсӗре хӗрхенме тархасласа йӑлӑнчӗҫ.

Староста и Цанко умоляли полицейского сжалиться над несчастным.

XXXII. Турӑ ҫӳлте, патша инҫетре // .

— Ҫӗр варринче армана пӑрахса каймастӑп, — аран илтӗнес пек каласа хучӗ мелник, — хуса ан кӑларӑрах, тархасласа калатӑп.

— Я в такое позднее время никуда не ухожу с мельницы, — глухо проговорил мельник, — оставьте меня в покое.

II. Тӑвӑл // .

Вера Павловна ӗҫ кун пек вӑраха кайни ывӑнтарнине туйрӗ, ку ӗҫ ӑна та самаях ӗшентерчӗ, вӑл хӑвӑрт ларчӗ те, аллисене васкавлӑн чӗркуҫҫи ҫине хурса, тархасласа, чӑтӑмсӑррӑн: «тупа тӑватӑп» терӗ.

Но Вера Павловна, как человек не посторонний, конечно, могла чувствовать только томительную сторону этой медленности и сама представила фигуру, которою не меньше мог потешиться наблюдатель, когда, быстро севши и торопливо, послушно сложив руки, самым забавным голосом, то есть голосом мучительного нетерпения, воскликнула: «Клянусь!»

XXX // .

Хозяйка хӑйӗн юлашки сӑмахне пуҫларӗ, Марья Алексевна шухӑшӗсемпе ӗҫӗсем ирсӗр пулни ҫинчен ӑнлантарса пачӗ, вара малтан Павел Константиныча хӑйӗн арӑмне хӑваласа кӑларса яма хушрӗ: анчах Павел Константиныч тархасласа ыйтрӗ, тата хуҫа арӑмӗ хӑй те кӑна ахальтен, ячӗшӗн ҫеҫ каларӗ; юлашкинчен, резолюци ҫакӑн пек тухрӗ: Павел Константиныч управляющи вырӑнӗнчех юлать, чӳречи урамалла тухакан хваттер урӑх вӗсенче юлмасть, Павел Константиныч хыҫалти картишне пурӑнма куҫать, унӑн арӑмӗн пӗрремӗш картишӗнче хозяйка курма пултаракан пӗр вырӑна та ура ярса пусма юрамасть, урама вӑл хозяйка чӳречинчен чи инҫетри хапхаран ҫеҫ тухса ҫӳреме пултарать.

Хозяйка начала свою отпустительную речь очень длинным пояснением гнусности мыслей и поступков Марьи Алексевны и сначала требовала, чтобы Павел Константиныч прогнал жену от себя, но он умолял, да и она сама сказала это больше для блезиру, чем для дела; наконец резолюция вышла такая, что Павел Константиныч остается управляющим, квартира на улицу отнимается, и переводится он на задний двор, с тем, чтобы жена его не смела и показываться в тех местах первого двора, на которые может упасть взгляд хозяйки, и обязана выходить на улицу не иначе как воротами, дальними от хозяйкиных окон.

XXII // .

Вӑл вартах ҫаврӑнчӗ те Лушкӑна та каялла ҫавӑтса кайрӗ, анчах Вершинин вӗсене хуса ҫитрӗ, тархасласа ыйтрӗ:

Он круто повернул назад, увлекая за собой Лушку, но Вершинин догнал их, умоляюще говоря:

III сыпӑк // .

Юлашкинчен вӑл тӳсеймерӗ, тархасласа ыйтрӗ:

Наконец он не вытерпел, взмолился:

I сыпӑк // .

Парне укҫине ӗнер каҫах ҫунтарнӑ, ирпе пытарнӑ чух тархасласа ыйтмаллипе хӗрӗх тӑхӑр ҫурта ҫунтарнӑ.

Вчера сожгли связку жертвенных денег, сегодня — сорок девять свитков заклинаний «Великой скорби».

Ыран // Николай Григорьев. Лу Синь. Калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1960. — 37–45 стр.

Станицӑра пӗр палланӑ ҫынран Христос ячӗпе тархасласа ыйтсах туянтӑм ҫак хаҫата, хакне те патӑм ӗнтӗ уншӑн…

У одного знакомца в станице за-ради Христа выпросил — купил я эту газету, заплатил за нее.

27-мӗш сыпӑк // .

Унтан чылайччен, арӑмӗ тархасласа ӳкӗтленисене итлемесӗр, мачча ҫинелле пӑхса выртрӗ, ҫапла шухӑшларӗ:

А потом долго, не слушая увещаний жены, лежал с открытыми глазами, думал:

12-мӗш сыпӑк // .

Ним шарламасӑр иртсе кайнӑ Соломон мӑчавӑр умӗпе, анчах лешӗ ун хыҫҫӑн аллисене тӑснӑ та: — Патша?.. — кӑшкӑрса янӑ тархасласа.

Соломон прошел молча мимо жреца, но тот протянул вслед ему руку и воскликнул с мольбой: — Царь!

V сыпӑк // .

Ҫакӑ ӗҫ ҫине пӑхсан, темле киреметсене ӗненекенсем, хӑйсен чӗнмӗш туррине итлеттересшӗн, ун умӗнче пуҫ тайса, аллисене ҫӗклесе, тархасласа кӗлтӑваҫҫӗ, тейӗн.

Глядя на эту работу, можно было подумать, что это молится толпа идолопоклонников, в отчаянии и экстазе вздымая руки к своему молчаливому богу и преклоняясь пред ним.

Коновалов // Александр Алга. Максим Горький. Сочиненисем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1953. — 70–118 стр.

— Вула! — терӗ вӑл тепӗр хут, тархасласа та пӑшӑрханса ыйтнӑ сасӑпа.

— Читай! — повторил он, и в тоне его вместе с просьбой звучало раздражение.

Коновалов // Александр Алга. Максим Горький. Сочиненисем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1953. — 70–118 стр.

Ҫав тери тархасласа ыйтрӗ те-ха.

Очень уж он просил.

7-мӗш сыпӑк // .

— Ҫук, туршӑн та, ҫук! — ун умне ыткӑнса, каллех ун аллинчен тытса, хӑраса та тархасласа калаҫма пуҫларӗ Ольга.

— Нет, ради Бога, нет! — бросившись к нему, схватив его опять за руку, с испугом и мольбой заговорила она.

IV сыпӑк // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех