Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

ларнӑ (тĕпĕ: лар) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Мӗнле ҫырса кӑтартас сан ҫинчен — кунта ӳсекен мӗнпур чечек ҫинчен, саралса ларнӑ е тин саралакан тырпулсем ҫинчен, сӑртсемпе шывсем, пахчасемпе вӑрмансем ҫинчен епле пӗр харӑс ҫырса кӑтартас?

Как же описать тебя всю сразу, со всеми твоими цветами, какие только рассыпались по тебе, со всеми твоими посевами, какие уже созрели и какие еще зреют, с холмами и водоемами, с садами и лесами?

XV сыпӑк // .

Савва сӗтел умне ларнӑ та Кондратьев ҫине пӗр куҫ сиктермесӗр пӑхать.

Савва сидел в конце стола, молчал, не сводя глаз с Кондратьева.

XII сыпӑк // .

Савва та, Грачев каланӑ чухне вӑрман юхтарма миҫе ҫын кирлӗ пулассине шутласа ларнӑ ҫӗртенех, ӑна мухтаса илчӗ:

Даже Савва, который во время речи Грачева подсчитывал, сколько потребуется на лесосплаве людей, одобрительно проговорил:

XI сыпӑк // .

— Эпӗ сана пӳлмен, итлесе ларнӑ!

— Я тебя слушал и не перебивал!

XI сыпӑк // .

Эсӗ мана ан пӳл, ан пӳл! — тесе кӑшкӑрчӗ вӑл Саввӑна, лешӗ ку вӑхӑтра пӗр сӑмах та чӗнмен-ха, вӑл Прохор калашле, Кубань шывӗпе пӗр ҫирӗм кубометр йывӑҫ антарсан аван пулмалла тесе шухӑшласа ларнӑ.

Ты не перебивай, не перебивай! — крикнул он, хотя Савва в это время молчал, размышляя над тем, как бы, в самом деле, сплавить по Кубани какой-нибудь десяток-два кубометров древесины.

XI сыпӑк // .

Хӑшӗ сӗтел умнех пырса тӑнӑ, хӑшӗ тенкел ҫине ларнӑ, хӑшӗсем курӑк ҫине тӑсӑлса выртнӑ, айккинче лашасем тулхӑраҫҫӗ…

Кто стоял тут же у стола, кто поудобней уселся на скамейку, кто улегся на траву, а в сторонке всхрапывали лошади…

XI сыпӑк // .

Тачанка ҫинче хура кубанка тӑхӑннӑ Алексей Артамашов, ҫӗнӗ бешметлӑ Тимофей Ильич Тутаринов, кӗрнеклӗ те лутрарах арҫын — парторганизаци секретарӗ Ерменко тата баянист ларнӑ.

На тачанке сидели: Алексей Артамашов в черной кубанке, Тимофей Ильич Тутаринов в новеньком бешмете, секретарь парторганизации Еременко — коренастый, невысокий мужчина — и баянист.

XI сыпӑк // .

Сергее курсан, ачасем лӑпланчӗҫ, Савва питшӑлли илсе вӗсен йӗпеннӗ куҫӗсене, пичӗсене, сӑмси айӗсене те шӑлса тасатрӗ, вара иккӗшне те сӗтел хушшине лартрӗ, унта аслисем сӗтлӗ пӑтӑ ҫисе ларнӑ.

Увидев Сергея, мальчики тотчас умолкли, Савва взял полотенце и вытер мокрые глазенки и щеки ребятишек, навел порядок и под их носами, а потом усадил за стол, где старшие сыновья ели молочную кашу.

X сыпӑк // .

Курӑк ҫӑра, ун ҫине сывлӑм шултран шӑрҫаланса ларнӑ: урапа пырса тивсен шыв шапӑрах юхса анать.

Трава была густая, вся усыпанная блестящими каплями: притронешься ногой — и вода польется ручьем.

IX сыпӑк // .

Эльбрус пӗтӗмпех курӑнать, вӑл ҫӗрле, ҫумӑр ҫунӑ вӑхӑтра, кунтах куҫса ларнӑ пек — унӑн тӑрри ҫуталса, йӑлтӑр-йӑлтӑр хӗлхемсемпе вылять…

Эльбрус был виден весь и казался таким близким, точно за ночь, под покровом дождя, он подошел к самому предгорью — вершины его блестели и искрились…

IX сыпӑк // .

Ларасса вӗсем хӑйсен вырӑнӗнчех ларнӑ, анчах алла хут тытман: «Кам-ши вӑл?

Они, конечно же, сидели на своих местах, но руки к бумагам не прикасались: «Кто же он?

VIII сыпӑк // .

Вӑл Кондратьева машинӑра ларнӑ ҫӗрте тӗл пулчӗ те, васка-васка, Героя кӗтсе илни ҫинчен питӗ хитре каласа пачӗ, ҫавӑнтах, сӑмах ҫине килнӗ пек, Сергей Тутаринова райпотребсоюз председателӗн заместителӗ туса лартас пирки паянах решени йышӑнма кирли ҫинчен сӑмах тӗртсе хучӗ.

Кондратьева он застал в машине и наскоро, в самых кратких словах, доложил о встрече Героя, нарисовал красочную картину и, как бы между прочим, намекнул, что надо бы сегодня вынести решение о направлении Сергея Тутаринова на работу заместителем председателя райпотребсоюза.

VIII сыпӑк // .

Вӑл пӗр-пӗр тӗттӗм кӗтессе кӗрсе ларнӑ та татти-сыпписӗр чӗлӗм пакканӑ, калама ҫук тунсӑх куҫӗсемпе савӑнакан карчӑкӗ ҫине тинкерсе пӑхнӑ.

Садился где-нибудь в темном углу, немилосердно курил и смотрел на свою бойкую, веселящуюся жену с покорной тоской.

VIII сыпӑк // .

Витӗрех йӗпеннӗ кӗпи ҫӳллӗ кӑкӑрӗпе ҫарӑк пек ӳчӗ ҫумне ҫыпҫӑнсах ларнӑ.

Мокрое платье прилипло к телу, четко обрисовывая высокую грудь и всю упругую фигуру девушки.

VI сыпӑк // .

Сергей тӑри анса ларнине курчӗ те утма чарӑнсах пӑхса тӑчӗ: пӗчӗк чӑпар кайӑк ҫунаттисене усса ларнӑ, те ҫывӑрса кайнӑ вӑл, те, хуйӑха кайса, аслати кисретнине итлет.

Сергей увидел жаворонка и остановился: серая птичка нахохлилась, закрыла глаза, оцепенев от страха, слушала грозовые раскаты.

VI сыпӑк // .

— Савва Нестерович! — машина ҫине ларнӑ май кӑшкӑрчӗ вӑл.

— Савва Нестерович! — крикнул он, усаживаясь.

V сыпӑк // .

Савва Остроухов сӗтел хушшинче ларнӑ, сӗтелӗ ҫинче, ҫурӑлса пӗтнӗ кӗленче айӗнче, тӗрлӗрен пичетлӗ те штамплӑ циркулярсем выртнӑ.

Савва Остроухов сидел за столом, на котором лежало расколотое стекло, а под ним пожелтевшие циркуляры с печатями и штампами.

V сыпӑк // .

Кӗтесре тӑрас вырӑнне пач урай варринче пӗр тӗттӗмрех юман шкаф тӑнӑ, унпа юнашар — сӗтел, сӗтелӗ умӗнче сарлака хулпуҫҫиллӗ, ҫӑра хӗрлӗ сухаллӑ ҫын ларнӑ.

Темно-серый, тоже из дуба, шкаф стоял не в углу, как обычно, а посреди комнаты: рядом с ним — стол, а за столом сидел широкоплечий мужчина с густой рыжей бородой.

V сыпӑк // .

Сергее вӑратакан пулмарӗ, хӑй вӑл час вӑранаймарӗ, куҫне уҫсан амӑшне курчӗ: вӑл ывӑлӗ ҫине пӑхса пӗшкӗнсе ларнӑ, ҫулҫӑсем витӗр сӑрхӑнакан хӗвел пайӑркисем унӑн пичӗ ҫине те, хулпуҫҫисем ҫине те, кӑкӑрӗ ҫине те ӳксе йӑлтӑртатса вылянӑ.

Сергея не будили, он проснулся поздно, открыл глаза и увидел мать: она склонилась к нему, и лучи солнца, пробиваясь сквозь листья, яркими бликами ложились на ее лицо, грудь, плечи.

V сыпӑк // .

Урпа шуралса ларнӑ.

Ячмень уже весь побелел.

IV сыпӑк // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех