Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

лараттӑм (тĕпĕ: лар) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Эпӗ вӗсене чалӑшла лараттӑм та, вӗсен калаҫӑвне пуйӑс тӑнӑ май тата ҫынсем иртсе ҫӳремен вӑхӑтра татӑкӑн-татӑкӑн илтме пултартӑм.

Я сидел наискоски и, так как поезд стоял, мог в те минуты, когда никто не проходил, слышать урывками их разговор.

I // .

Ӗлӗк землячество ҫуртӗнче пурӑннӑ вӑхӑтра шурӑмпуҫ килнӗ чух пысӑк акаци айне тухса лараттӑм та час-часах тӑри тӗкӗсене кураттӑм: таҫта хӑлат тӑрие тӑпӑлтарни пирки иккӗленме кирлӗ пулман.

Прежде, когда я еще жил в землячестве, мне приходилось на рассвете под большой акацией видеть перья голубя, который, несомненно, стал добычей коршуна.

Кроликсем тата кушак // Николай Петров. Лу Синь. Калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1954. — 45–52 стр.

Сивӗ кун, апат ҫинӗ хыҫҫӑн, эпӗ чей ӗҫсе лараттӑм, сасартӑк тулта такам ури сасси илтӗнчӗ.

Один из дней выдался особенно холодным, я сидел после обеда и пил чай, вдруг на улице послышались чьи-то шаги.

Тӑван ял // Николай Иванов. Лу Синь. Калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1954. — 17–30 стр.

— Ав, ҫав кантӑк умӗнче лараттӑм эп иртнӗ ҫул.

— Вон я за тем окошком сидел в прошлом году.

Вунвиҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Пӗррехинче ире яхӑн виҫӗ сехет ҫурӑра ҫывӑрманччӗ-ха эп, куҫарупа аппаланса лараттӑм.

Однажды в половине четвертого я еще не спал и занимался переводами.

А-Цзинь // Николай Григорьев. Лу Синь. Калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1960. — 162–169 стр.

Пӗррехинче эпӗ Рязаньри «Ока» станцинче лараттӑм, пӑрахут кӗтеттӗм.

Сидел я однажды в Рязани на станции «Ока» и ждал парохода.

V // .

Хупӑ куҫпала силленсе-сулланса лараттӑм та: «Ҫапла пуль, ҫапла пуль…» — теттӗмччӗ вӗҫе-вӗҫӗнех.

Я все качалась с закрытыми глазами и твердила: «Может быть, может быть…»

IV // .

Эпӗ ун чухне начар ҫывӑраттӑм, хӑрушӑ тӗлӗксем кураттӑм, час-часах вырӑн ҫинчен сиксе тӑраттӑм та чӗтресе лараттӑм.

Я плохо спал, каждую ночь видел страшные сны и часто вскакивал с постели весь дрожа.

Вунтӑххӑрмӗш сыпӑк // .

Ача чухне пирӗн хулара карҫинккасем тӑвакан ӑста пурӑнатчӗ, эпӗ ун патне ҫӳреттӗм, вӑл карҫинккасем мӗнле тунине пӑхса лараттӑм.

Ребенком я очень любил ходить к одному корзинщику, проживавшему в нашем городе, и смотреть, как он работает.

Вунпӗрмӗш сыпӑк // .

Аса илетӗп: тӑват-пилӗкре чухне эп пӳрт умне тухаттӑм та сулхӑн ҫанталӑкпа киленсе лараттӑм.

Припоминаю, когда мне было лет пять или меньше, я как-то сидел перед домом, наслаждаясь прохладой.

XI // .

— Астӑватӑп, стена чулӗ ҫинче лараттӑм эпӗ, эсӗ хӑв аллуна мӑнӑнни ҫине хутӑн.

— Я помню, я сидела на камне стенки, и ты положил свою руку сверх моей.

IX сыпӑк // .

Шӑмшак ыратакан пуличчен лараттӑм.

И сидела до того, что, бывало, все кости у меня трещат.

II сыпӑк // .

Театрта пулсан, эпӗ сан хыҫна пырса лараттӑм, турӑҫӑм, мӗнрен уйрӑлса тӑраттӑмччӗ-ши вара эпӗ санран?

Я сидел в театре за твоею спиной. И, кажется, боже мой, чем же отличался я от тебя?

Ҫирӗммӗш сыпӑк // .

Эпӗ алӑ ҫине таянса лараттӑм, ҫӑвар типнӗччӗ, «Ромашов, ҫаврӑн каялла» тесе каламасӑр чӑтрӑм, мӗншӗн тесен, паллах, апла калама май та ҫукчӗ.

А я сидел, опершись руками о землю, с пересохшим ртом, стараясь не крикнуть ему: «Ромашов, вернись!», потому что это было, разумеется, невозможно.

Саккӑрмӗш сыпӑк // .

Малтанхи пекех, нимӗн хускалми, пӗр тикӗсӗн лараттӑм эпӗ, анчах куҫ умӗнче мӗн пурри васкамасӑр шӑранса манран ҫухалчӗ; Саша сӗтелӗ те, ун ҫинчи ҫӳлӗ бокалти пӗчӗк мелкесем те, сӗтел умӗнче тӑракан ҫак ҫыра ҫар ҫынни те, унан хушаматне те мантӑм ӗнтӗ.

По-прежнему я сидела ровно, неподвижно, но всё вокруг стало медленно уходить от меня: Сашин стол с кисточками в высоком бокале и этот рыжий военный у стола, фамилию которого я забыла.

Вуниккӗмӗш сыпӑк // .

Тухса каяс умӗн арӑш-пирӗш ҫӗрте эпӗ ытла ӗшеннӗн лараттӑм, хайхискер, тинех ман пата Петя пычӗ те, ачашласа: — Катя, тӑванӑм, тӑна кӗр-ха! — терӗ.

Усталая, разбитая, я сидела среди всего этого разгрома и беспорядка отъезда и в конце концов дождалась того, что Петя подошёл ко мне и сказал ласково: — Катя, голубчик, очнитесь!

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Малтанлӑха эпӗ тӳрех лараттӑм та вулама тытӑнаттӑм.

Сперва я шёл напролом — просто садился и читал.

Ҫиччӗмӗш сыпӑк // .

Пӗрре каҫпала (ку 1773-мӗш ҫулхи октябрӗн малтанхи кунӗсенчеччӗ) эпӗ килте пӗчченех, кӗрхи ҫил уланине итлесе, уйӑх ҫум-мипе чупса иртекен пӗлӗтсем ҫине кантӑкран пӑхса лараттӑм.

Однажды вечером (это было в начале октября 1773 года) сидел я дома один, слушая вой осеннего ветра и смотря в окно на тучи, бегущие мимо луны.

Улттӑмӗш сыпӑк. Пугачевщина // .

Эпӗ тарӑн шухӑша кайса лараттӑм, сасартӑк Савельич ман шухӑшсене татрӗ.

Я сидел, погруженный в глубокую задумчивость, как вдруг Савельич прервал мои размышления.

Пиллӗкмӗш сыпӑк. Юрату // .

Вӗсен каретин сассине илтнӗ чух эпӗ чӳрече умӗнче лараттӑм: чӗрем кӑрт сикрӗ…

Я сидел у окна, когда услышал стук их кареты: у меня сердце вздрогнуло…

Июнӗн 11-мӗшӗ // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех