Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

вуламалли (тĕпĕ: вула) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Ку — иртнисене асӑнмалли, кӑмӑла чи ҫӗклентерсе яракан кӗнекесенчи сыпӑксене вуламалли каҫ пулчӗ.

Это был вечер воспоминаний, чтения отрывков из наиболее волнующих книг.

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Пӗлесчӗ, вӑл халь те вуламалли ҫуртӑн заведующийӗнче ӗҫлет-ши, е тӗнчере ҫук лайӑх йӗтӗн ҫитӗнтерет-ши?

Интересно продолжает ли она заведовать избой-читальней или выращивает лучший в мире лен?

Тӑваттӑмӗш сыпӑк // .

Вуламалли ҫуртӑн крыльци ҫинче тӗсӗ кайнӑ ялав курӑнать.

На крыльце избы-читальни виднелся выцветший флаг.

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

— Пичче, ӑҫта кунта сирӗн вуламалли ҫурт?

— Где у вас изба-читальня, папаша?

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

«Волгина комсомолкӑн ӗҫӗ пуриншӗн те кӑтартуллӑ, пур вуламалли ҫуртсен те унпа танлашмалла», тенӗ.

«…Стиль работы комсомолки Волгиной является образцом, по которому следует равняться всем избачам нашей области».

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Постановленире лайӑх ӗҫлекен вуламалли ҫуртсене преми пани ҫинчен каланӑ…

В постановлении говорилось о премировании лучших изб-читален.

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Ыран ҫутӑлнӑ-ҫутӑлманах вуламалли ҫурта чупатӑн вӗт.

Завтра ведь чуть свет побежишь в свою читалку.

Иккӗмӗш сыпӑк // .

— Эсӗ, шофер юлташ, ыран Залесскине вуламалли ҫурт патне килсемччӗ.

— А что, если бы тебе, товарищ шофер, в Залесское завтра, скажем, к нашей избе-читальне подъехать?

Иккӗмӗш сыпӑк // .

Залесскири вуламалли ҫуртра кӗнекесене киле вулама парса яни ҫинчен илтрӗ те унта ҫӳреме тытӑнчӗ…

Прослышала, что в Залесском в читальне книжки на дом дают, и стала ходить…

Иккӗмӗш сыпӑк // .

Вуламалли ҫуртсен пӗр-пӗр инспекторӗ пуль-ха?

— Инспектор, что ли, какой по читалкам?

Иккӗмӗш сыпӑк // .

— Ӗҫсем мӗнле пыни ҫинчен вуламалли ҫуртра эсӗ хӑвах ыйтса пӗлӗн, — терӗ вӑл малалла.

 — Ты вот расспрашивал, как дела идут в избе-читальне, — продолжала она.

Иккӗмӗш сыпӑк // .

Зимин хӑйне ӑсатса яракан колхозниксемпе пӗрле вуламалли ҫуртран тухнӑ вӑхӑтра ҫурҫӗр иртнӗччӗ ӗнтӗ.

Было уже за полночь, когда провожаемый колхозниками Зимин вышел из избы-читальни.

Иккӗмӗш сыпӑк // .

Унта радио, кино, клуб, вуламалли пӳлӗм, — пурте пултӑр.

Где бы можно было сосредоточить всю культурную работу: радио, кино, клуб, читальню.

V // .

Вара Володя, вуламалли ӑҫтан тупам-ши, тенӗ пек, куҫӗсемпе йӗри-тавра пӑхкаласа шырама пуҫларӗ.

И Володя стал искать глазами вокруг.

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Вӑл ҫак ватӑ ҫынран мӗн те пулин вуламалли турӑ кӗнеки илсе килеймӗн-и тесе ыйтнӑччӗ, Мина старик ӑна псалтир илсе килсе пачӗ.

Он попросил старца дать ему почитать какую-нибудь священную книгу, и дед Мина принес ему псалтырь.

XXVIII. Вериговӑра // .

Штольц ӑна мӗн вӗреннисӗр пуҫне хушса вуламалли кӗнекесем пырса парсан, Обломов ун ҫине ним шарламасӑр чылайччен пӑхнӑ.

Когда же Штольц приносил ему книги, какие надо еще прочесть сверх выученного, Обломов долго глядел молча на него.

VI сыпӑк // .

Палимпсестсем теекен авалхи пергаментсем ҫинчен таҫта вуланӑччӗ эпӗ, ҫавӑнта мӗн ҫырнине пӑсса, ыттисем тӗрлӗ счетсемпе кирлӗ-кирлӗмарсем ҫырнӑ, ҫавӑнтан вара чылай ҫулсем иртсен ученӑйсем чи малтанхи хутчен мӗн ҫырнине вуламалли май тупнӑ та, хӑшпӗр палимпсестсем ҫинче гениллӗ поэтсен сӑввисем пулнӑ.

Не помню, где я читал о палимпсестах, то есть старинных пергаментах, с которых позднейшие писцы стирали текст и писали счета и расписки, но через много лет учёные открывали первоначальный текст, иногда принадлежавший перу гениальных поэтов.

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Анчах ҫул уҫӑлсан, хайхи дрезинӑпах — ӗнтӗ мӗн тесен те Станислав хӗрӗсем ҫав дрезина патне ҫитеймен — ҫав дрезинӑрах мана ҫак виҫӗ мӑшӑр кӑвак куҫлӑ кил-йыш, манпа вӑтана-вӑтана сывпуллашса, Заозерье станцине ӑсатсан, каллех эпӗ санитарнӑй поезда ларсан, (хальхинче ӗнтӗ ку поезд лайӑх йышшиехчӗ, — ваннӑ та пурччӗ кунта, радио та, кӗнеке-хаҫат вуламалли вагон та пурччӗ), ҫӑвӑнса та тасалса, сурансене ҫӗнӗрен ҫыхтарса, суранлӑ урана медицина науки хушнӑ пек мачча ҫинелле тӑратса пынӑ чух, пӗтӗм Вӑтам Россия урлӑ иртсе, таҫта Киров хулин леш енне, каҫсенче ҫутӑ сӳнтермен лӑпкӑ тӗнчене ҫитсен, Ромашовпа ман хушӑра мӗн пулса иртнине тин аса илтӗм.

Но когда движение было восстановлено, когда семейство на дрезине — без сомнения, той самой, до которой не добрались девушки из Станислава, — доставило меня в Заозёрье и, сияя тремя парами голубых глаз, застенчиво простилось со мной, когда я вновь оказался в ВСП, и на этот раз в настоящем: с ванной, радио и вагоном-читальней, — когда, вымытый, перебинтованный, сытый, с ногой, задранной к потолку по всем правилам медицинской науки, я проспал всю Среднюю Россию и уже где-то за Кировом, в другом, тыловом мире показались незатемнённые, что было очень странно, окна, — вот когда я вспомнил и повторил в уме всё, что произошло между мною и Ромашовым.

Вунпӗрмӗш сыпӑк // .

Хӗлле, вӗҫме пуҫличчен, эпир Аэромузейри вуламалли залра вӗренеттӗмӗр.

Зимой, до полётов, мы занимались в читальне Аэромузея.

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Вӑхӑт вӗҫет, эпӗ акӑ хама ҫав хамӑр пӗлӳсене тӗрӗсленӗ Аэромузейри вуламалли залрах куратӑп.

Время бежит, и вот я вижу себя в той же читальне Аэромузея, где мы сдавали испытания.

Пӗрремӗш сыпӑк // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех