Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

юратнинчен (тĕпĕ: юрат) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Ксенин туйӑмӗсем Иннокентий Анохина юратнинчен ытларах ӑна чунтан хисепленине, ӑна хӑнӑхнине палӑртнӑ темелле.

Чувство Ксении к Иннокентию Анохину походило больше на глубокую признательность и привычку, чем на любовь.

24 // .

Пробатовӑн пырне темскер хӗссе лартрӗ, вӑл амӑшӗн тӗксӗм пичӗ ҫине пӑхрӗ, амӑшӗ ҫӗре, ӗҫе, пӗтӗм пурнӑҫне пӗрле пурӑнса ирттернӗ ҫынсене ӗмӗртенпе пыракан, нихҫан иксӗлми хӑватпа юратнинчен тӗлӗнчӗ, анчах амӑшӗ ӑна ҫав тери лайӑх ӑнланнишӗн тата ытларах савӑнчӗ.

У Пробатова сжало горло, он смотрел на темное лицо матери, поражаясь этой древней, могучей своим постоянством любви к земле, к труду, к людям, с которыми она прожила всю жизнь, но еще больше радуясь тому, что она так чутко понимала его.

10 // .

Ксени аппӑшӗн уҫӑ сассине — ун сасси шак чул ҫийӗн шӑнкӑртатса юхакан шыв сасси пек илтӗнет — кӑмӑллӑн кулса итленӗ май, килте тунӑ этажеркӑ ҫинчи кӗнекесене, кантӑк ӑшӗнчи хӗррисене тӗслӗ хутпа ҫавӑрнӑ сӑн ӳкерчӗксене васкамасӑр пӑхса ҫӳрерӗ, тӑванӗсем тӗрлӗ сӑрпа илемлетнӗ плакатсем юратнинчен тӗлӗнчӗ, — тахҫан турӑш ҫакӑнса тӑнӑ малти кӗтесе пӗтӗмпех ҫавнашкал плакатсем ҫыпӑҫтарса хунӑ.

Ксения с улыбкой слушала звонкий голос тетки — словно бежал, перепрыгивая через камешки, журчащий ручеек — и неторопливо расхаживала по избе, разглядывая книжки на самодельной этажерке, редкие фотографии под стеклом, отделанные по краям цветной бумагой, дивилась пристрастию родственников к ярким красочным плакатам, которыми был обклеен весь передний угол, где когда-то висела икона.

3 // .

Ҫакна вӗсем тӳрех, хӑюллӑнах калаҫҫӗ, мӗншӗн тесен ҫак туйӑм вӗсен ачасене юратнинчен тухса тӑрать имӗш, лайӑх та мухтама тивӗҫ туйӑмран тухать.

Они это прямо, смело говорят, воображая, что эти чувства происходят в них от любви к детям, чувства хорошего и похвального.

XVI // .

Каллех вӑл ӑна мӗнле савса юратнинчен тӗлӗнчӗ…

И сама удивилась тому, что так любит его…

VI. Хӗрарӑм чунӗ // .

Ак ҫакӑ тата пушшех те тӗлӗнмеллерех: вӑл сире юратать, сире иксӗре те, анчах сире, Вера Павловна, Александр Матвеича юратнинчен те ытларах юратать.

Но вот что еще любопытнее: он очень любит вас, вас обоих, но вас, Вера Павловна, еще гораздо больше, чем Александра Матвеича.

XIX // .

Эсӗ ак ливольвертпа ҫак ман пӗтӗм пурнӑҫа пӑсса янӑ шуйттан качакине персе вӗлер-ха ак, вара эпӗ саншӑн виличченех турра кӗлтӑвӑп, Макара юратнинчен те япӑх юратмӑп.

Застрели ты из ливольверта вот этого черта, козла, какой мне всею жизню испоганил, и я за тебя до смерти буду богу молиться и уважать тебя буду не хуже, чем Макара.

XVI сыпӑк // .

Вӑл хӑйӗн ирӗклӗхне мана юратнинчен ытларах юратать, эпӗ Раддӑна хамӑн ирӗклӗхе юратнинчен те ытларах юрататӑп, ҫавӑнпа та эпӗ Раддӑна ӳксе пуҫҫапас терӗм, вӑл мана ҫапла хушрӗ, унӑн илемлӗ маттур йӗкӗте — Лойко Зобара епле парӑнтарнине пурте курччӑр; Раддӑна куриччен Лойко хӗрсемпеле, хӗрен кӑвакалсемпе епле вылять, ҫавӑн пекех вылятчӗ.

Она любит свою волю больше меня, а я ее люблю больше своей воли, и решил я Радде поклониться в ноги, так она велела, чтоб все видели, как ее красота покорила удалого Лойко Зобара, который до нее играл с девушками, как кречет с утками.

Макар Чудра // Хумма Ҫеменӗ, Феодосия Ишетер. Максим Горький. Сочиненисем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1953. — 7–19 стр.

Ирӗке эпӗ, Лойко, сана юратнинчен те ытларах юрататӑп.

Волю-то, Лойко, я люблю больше, чем тебя.

Макар Чудра // Хумма Ҫеменӗ, Феодосия Ишетер. Максим Горький. Сочиненисем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1953. — 7–19 стр.

Хӗршӗн пулсан, чуптӑвасси — эпӗ чӗлӗме юратнинчен авантарах та кӑмӑллӑрах, хӗре чуптурӑн-тӑк — сан ирӗкӳ пӗтсе ларчӗ вара.

Девке целоваться лучше и приятней, чем мне трубку курить, а поцеловал ее — и умерла воля в твоем сердце.

Макар Чудра // Хумма Ҫеменӗ, Феодосия Ишетер. Максим Горький. Сочиненисем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1953. — 7–19 стр.

Эпӗ Максим Григорьевич питӗ ӗҫчен те пултаруллӑ журналист пулнинчен, пӗлӳшӗн ҫуннинчен, поэзие чунтан юратнинчен пӗрре мар тӗлӗннӗ.

Я не раз удивлялся тому, что Максим Григорьевич очень трудолюбивый и талантливый журналист, что горит за знание и искренне любит поэзию.

Максим Ястран // Виталий Станьял. https://chuvash.org/content/4892-%D0%9C% ... D0%BD.html

— Итле, — терӗ Грушницкий питӗ мӑнаҫлӑн, — малашне те манӑн тусӑмах пулас тетӗн пулсан, тархасшӑн эпӗ юратнинчен ан кул.

— Послушай, — сказал Грушницкий очень важно, — пожалуйста, не подшучивай над моей любовью, если хочешь остаться моим приятелем…

Майӑн 23-мӗшӗ // .

35. Эсир Манӑн вӗренекенӗмсем иккенне пурте эсир пӗр-пӗрне юратнинчен пӗлӗҫ, тенӗ.

35. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою.

Ин 13 // .

4. Парне кӳнӗ кун Елкана унӑн пайӗсене хӑйӗн арӑмне Феннанӑна тата унӑн мӗнпур ывӑлӗпе хӗрне уйӑрса панӑ; 5. Аннӑна вара [унӑн ача ҫук тесе] ятарлӑ пай панӑ; Ҫӳлхуҫа Аннӑн варне хупӑ тытнӑ пулин те, упӑшки ӑна [Феннанӑна юратнинчен ытларах] юратнӑ.

4. В тот день, когда Елкана приносил жертву, давал Феннане, жене своей, и всем сыновьям ее и дочерям ее части; 5. Анне же давал часть особую, [так как у нее не было детей], ибо любил Анну [более, нежели Феннану], хотя Господь заключил чрево ее.

1 Пат 1 // .

Страницăсем:
  • 1

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех