Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

юратманнине (тĕпĕ: юрат) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Унтан ӳпне выртрӗ те тахҫанччен пӗр кулса-пӗр макӑрса выртрӗ, сасартӑк хӑй ашшӗне пачах юратманнине аса илчӗ.

Потом легла ничком и так лежала долго, смеясь потихоньку и плача, пока не вспомнила вдруг, что вовсе не любит отца.

III // .

Юратаҫҫӗ-и мана — эпӗ ӑна пӗлесшӗн марччӗ, ҫав хушӑрах мана юратманнине те пӗлес килместчӗ; аттерен пӑрӑнаттӑм эпӗ, анчах Зинаидӑран пӑрӑнма май ҫукчӗ…

Я не хотел знать, любят ли меня, и не хотел сознаться самому себе, что меня не любят; отца я избегал — но Зинаиду избегать я не мог…

XIX // .

Ҫав ҫырусенче Лузгина пӑртак кӳренни палӑрнине шута илмесен те, унта ӑна никам юратманнине, хисеплеменнине, халлӗхе унран хӑракаласа ҫеҫ тӑнине ӑнланса илме пулать!

И, если отбросить даже мелкие личные обиды, которыми эти письма пропитаны, можно понять, что Лузгина там никто не любит, не уважает и пока только побаиваются!

8 // .

Коробин ҫак чӑрсӑр карчӑка тӳсме пултарайман, хӑй ӑна юратманнине те пытарман.

Он терпеть не мог эту самовластную и дерзкую старуху и не скрывал своей откровенной неприязни к ней.

14 // .

Пӗлетӗп-ҫке-ха эсӗ туса ҫитереймен большевикне, чин таврашне юратманнине.

Ить ято знаю, что ты недоделанный большевик и чины всякие не любишь.

LXIV // .

— Кайран ҫав кӗтӳҫе Катюша нихҫан та юратманнине пурте пӗлчӗҫ вара.

— Потом все узнали, что Катюша никогда в жизни не любила этого пастуха…

III сыпӑк // .

Начальство хӑйне юратманнине пӗлсе тӑрса тата кашни кунах вырӑнтан кӑларса ярассине кӗтсе, вӑл тӑвас ӗҫӗсене тума та пӑрахнӑ.

Зная, что начальство относится к нему плохо, и каждый день ожидая, что его отстранят от работы, он и вовсе перестал что-либо делать.

Иккӗмӗш сыпӑк // .

Анчах эпӗ амӑшӗ пирки каламаншӑн вӑл кӳренчӗ, эсӗ мана ӗненместӗн, эсӗ мана юратманнине эпӗ куратӑп, терӗ.

Но она тотчас же обиделась за то, что я умолчал о матери, как будто не поверив ей, она сказала мне, что видит, что я не люблю ее.

XII // .

Ҫынсем патне эпӗ питех ҫӳреме юратманнине эсӗ хӑвах пӗлетӗн, халӗ ак татах та ытларах шикленекен пултӑм.

Ты не знаешь, что теперь я еще больше, чем прежде, стал бояться людей.

Хупахра // Аркадий Малов. Лу Синь. Калавсем. Чӑваш АССР государство издательстви, 1954. — 76–92 стр.

Анчах вӑл Петропавловский хӑйне сыхласа ҫӳренине юратманнине пӗлнӗ.

Но он знал, что Петропавловский не любит этого.

Тӑххӑрмӗш сыпӑк // .

Тӑнне ҫухатма патнех ҫитнӗ Ромашов Веткинпа чуптӑвӑшрӗ, пурнӑҫ пушӑлӑхӗпе кичемлӗхне, хӑйне никам та ӑнланманнине тата «пӗр хӗрарӑм» юратманнине — ӑна вара, вӑл камне, никам нихӑҫан пӗлеймӗ — кӳренсе те тарӑхса, ун хулпуҫҫийӗнчен уртӑнса, истерилле куҫҫульпе хыттӑн-хыттӑн макӑрчӗ; Веткинӗ черкке хыҫҫӑн черкке хаплаттарчӗ, вӑхӑтран вӑхӑта ҫеҫ: — Пӗри начар, Ромашов, ӗҫме пӗлейместӗр эсир, — текелерӗ йӗрӗнӗҫлӗ хӗрхенӳпе.

Ромашов, почти потеряв сознание, целовался с Веткиным, плакал у него на плече громкими истеричными слезами, жалуясь на пустоту и тоску жизни, и на то, что его никто не понимает, и на то, что его не любит «одна женщина», а кто она — этого никто никогда не узнает; Веткин же хлопал рюмку за рюмкой и только время от времени говорил с презрительной жалостью: — Одно скверно, Ромашов, не умеете вы пить.

XI // .

Текех юратманнине тӳп-тӳррӗн те тӗп-тӗрӗссӗн калас вырӑнне эсир мана улталас ҫул ҫине тӑнӑ, манпа вара хӗрарӑм пеклӗн кӑна, пӗр-пӗр ама пеклӗн… усӑ курма шутланӑ, сых ячӗшӗн, лере ӗҫ тухаймасть пулсассӑн.

Вместо того чтобы прямо и честно сказать, что вы меня больше не любите, вы предпочитали обманывать меня и пользоваться мной как женщиной, как самкой… на всякий случай, если там не удастся.

IX // .

Эпӗ сире йӑпатма килтӗм, — ҫавӑнпа та ӗҫ ҫинчен йӗркипе каласа парӑп, — эпӗ пустуй калаҫма юратманнине эсир пӗлетӗр ӗнтӗ, ҫавӑнпа эсир малтанах лӑпланма пултаратӑр.

Предупредив, что общий результат моего посещения будет утешителен, — вы знаете, я не говорю напрасных слов, и потому вперед должны успокоиться, — я буду излагать дело в порядке.

XXX // .

Ку вӑл хӑйне хӑех паллӑ пулать, ун ҫинчен пушӑ вӑхӑтсӑр шутламалли те ҫук, халӗ вара пушӑ вӑхӑт мар, халӗ унӑн Верочка ӑна юратманнине хӑй мӗнле туйма пуҫланине пӗлмелле.

Это само собою разъяснится, об этом нечего думать иначе как на досуге, а теперь недосуг, теперь его дело разобрать, из какого отношения явилось в ней предчувствие, что она не любит его.

XXI // .

— Вӑл эпӗ кӑмӑлсӑр пулма юратманнине асӑрхарӗ те, пӑшӑлтатса, вӗсен вӑрттӑнлӑхне пӗлтерчӗ, халӗ ӗнтӗ ман хӗрарӑма курсанах кӑмӑл хуҫӑлать, — ҫавӑнпа эпӗ хӗрарӑмсемпе тӗл пуласшӑн мар.

— Она заметила, что я не люблю быть в дурном расположении духа, и шепнула мне такую их тайну, что я не могу видеть женщину без того, чтобы не прийти в дурное расположение духа, — и потому я избегаю женщин.

IV // .

Степа ҫӳҫне кастарма юратманнине пурте пӗлеҫҫӗ-ҫке-ха.

Все знали, как Степа не любил стричься.

23-мӗш сыпӑк // .

Апла эс вӑл сана юратманнине пӗлсен те пӑшӑрханас ҫук, ҫапла вӗт?

ты не расстроишься, когда я тебе скажу, что она тебя тоже не любит.

Саккӑрмӗш сыпӑк // .

Эпӗ сире юратманнине эсир тахҫанах пӗлнӗ.

Вы никогда не обманывались в том, что я вас не любила.

Иккӗмӗш сыпӑк // .

Валя ҫӗрле хай ҫине пӑхнине юратманнине, Кораблев «тен юратса пӑхас пулсан?» тесе ыйтнине, унтан кулнине те аса илтӗм эпӗ.

Я вспомнил, что Валя не любит, когда на него смотрят ночью, и как Кораблёв однажды подшутил над ним, спросив: «А если смотрят с любовью?»

Вуннӑмӗш сыпӑк // .

Пӗррехинче эпир ун пирки яра-куна вӑрҫрӑмӑр, вӑл мана хӑй сӑрлама-ӳкерме пачах юратманнине ӗнентерме тӑрӑшрӗ.

Однажды мы спорили с ним об этом целый день, и он уверял меня, что совершенно не любит рисовать.

Иккӗмӗш сыпӑк // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех