Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

шутламасӑр (тĕпĕ: шутла) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Шӑплӑхра часовой ури сассисем кӑна илтӗнеҫҫӗ; Тимофей тӑпра купи ҫинче ури ҫине тӑма шутламасӑр ларчӗ: нимӗҫсем ӑна килсенех «ҫаптарса илнӗ».

В тишине раздавались лишь шаги часовых, а Тимофей все сидел на насыпи, не решаясь подняться: немцы «постегали» его со всем усердием.

Ҫирӗм тӑваттӑмӗш сыпӑк // .

Вӗсенчен пӗри юла пуҫласанах, вӑл ӑна, усал сӑмахсем кала-кала ятласа, унӑн пурӑнӑҫӗ ҫинчен ним шутламасӑр, тӑварса ҫул ҫине пӑрахса хӑваратчӗ.

Если одна из них начинала приставать, то он отпрягал ее с ужасными проклятиями, и бросал на дороге, не заботясь об ее участи.

Кирджали // Василий Хударсем. Александр Пушкин. Кирджали; вырӑсларан В. Хударсем куҫарнӑ. — Шупашкар: Чӑваш АССР государство издательстви, 1941. — 17 с.

— Унта ӗмӗрех пурӑнма май ҫук та, карапа Ҫӗр еннеллех ҫавӑраҫҫӗ ӗнтӗ, — терӗм ун-кун шутламасӑр.

Куҫарса пулӑш

Планетари // Николай Ишентей. Николай Ишентей. Ырӑ ӗҫсен команди. Дмитрий Суслин куҫарнӑ. — Шупашкар: Чӑваш кӗнеке издательстви, 2013. — 18 с.

Григорий Васильевич килне таврӑннӑ чух ҫул ҫинче те, килӗнче ывӑлӗпе вылянӑ вӑхӑтра та ҫӗнӗ вырттарнӑ чирлӗ ҫынпа пулас операци пирки тем териех шутласшӑн мар тӑрӑшрӗ, анчах ниепле те шутламасӑр тӑма пултараймарӗ.

По дороге домой и дома, играя с сыном, Григорий Васильевич, как ни старался прогнать от себя мысли о новом больном и предстоящей операции, сделать этого не мог.

5 // .

— Эпӗ обществӑн, — терӗ Анохин ним кулмасӑр, пусӑрӑнкӑллӑн, ун кашни сӑмахне ыранах ӑна хирӗҫ ҫавӑрса хума пултаракан ӳсӗр хӗрарӑм умӗнче чӗререн калаҫма шутламасӑр.

— Я принадлежу обществу, — серьезно, без улыбки сказал Анохин, совершенно не собираясь откровенничать перед полупьяной женщиной, которая завтра же сможет каждое сказанное им слово обратить против него.

16 // .

Хӑйӗн ӗҫсем чаплах маррине курса тата суйлав чухне шӑхӑрса юлса намӑс курасран хӑраса, ҫапах та хӑй ирӗкӗпе председательтен тухма шутламасӑр, Лузгин темӗнле ҫӗнӗ, кӑткӑс, пӑтранчӑк, ытти чухнехи пекех ултавлӑ вӑйӑ пуҫларӗ пулмалла.

Видимо, понимая шаткость своего положения и боясь провала и позора, но не желая уходить подобру-поздорову, Лузгин затевал какую-то новую, сложную, путаную и, как всегда, нечистую игру.

9 // .

Ксени нимӗн калама та пӗлмерӗ — е шӑллӗпе мӗн те пулин пулнӑ та, вӑл куна екки янипе тунӑ, е, хӑйӗн ятне чапа кӑларас тесе, кайран мӗн пуласси ҫинчен шутламасӑр, каллех авантюристла хӑтланнӑ.

Ксения долго терялась в догадках — то ли с братом что-то произошло и он действовал под влиянием чистого порыва, то ли пускался в очередную авантюру, чтобы произвести шум вокруг своего имени, не заботясь о последствиях такого решения.

21 // .

Вӑл халь вӗреннӗ ҫынпа пӗрех ӗнтӗ, — хӗп-хӗпӗрчӗк калаҫрӗ Пантелей Прокофьевич, Степан хӑйӗн ҫӑкӑр-тӑварне тиркемесӗр тата усала хирӗҫ усалпа тавӑрма шутламасӑр килнӗшӗн савӑнса ӳкнӗскер.

Он все одно как и ученый человек теперя, — восхищался Пантелей Прокофьевич, явно польщенный тем, что Степан его хлебом-солью не побрезговал и, зла не помня, пришел.

VII // .

Ыран Рощенскинче уҫӑлакан партипе Совет активӗн районти пухӑвне Усть-Невински станицинчен, Усть-Невински МТС директорӗпе аслӑ механикне шутламасӑр, вуникӗ ҫын каймалла.

На районное собрание партийного и советского актива, которое открывалось завтра в Рощенской, от Усть-Невинской станицы должны были ехать двенадцать человек, не считая директора и старшего механика Усть-Невинской МТС.

XXI // .

Вӗсем, нимӗн ҫинчен те шутламасӑр, станица ҫийӗнче ҫакӑнса тӑракан сайра тӗтре ҫине пӑхса савӑнса тӑнӑ пек курӑнаҫҫӗ.

Они стояли и, казалось, ни о чем не думали, а только любовались зыбким туманом, висевшим над станицей.

XI // .

Шутламасӑр мӗнле пултӑр-ха вӑл?

— А как же не подумать?

IV // .

Ҫапах та вӑл вунна ҫитиччен шутламасӑр вӗлтрене аллинчен вӗҫертмерӗ.

Но он отпустил руку только тогда, когда просчитал до десяти.

Иккӗмӗш сыпӑк // .

Анчах вал кунта та хӑй пирки юлашки хут виҫҫӗмӗш сӑпатра илемлӗ ҫаврӑнӑшпа шутламасӑр юлма пултарӑймарӗ: «Ватӑ бретерӑн сивленчӗк пичӗ тӑрӑх ӑшӑ кулӑ шуса, ярӑнса иртрӗ».

Но он не мог удержаться, чтобы и здесь в последний раз не подумать о себе в третьем лице красивой фразой: «Добродушная улыбка скользнула по суровому лицу старого бретера».

XX // .

Маларах вӑл ирӗклӗх хакне пӗлсех те пӗтерейменччӗ пулас, халь вара, акӑ, кӑмӑл туртнӑ ҫӗре ытахаллӗн ҫех кайма, кирек мӗнле тӑкӑрлӑка та пӑрӑнма, площаде тухма, чиркӗве кӗме, ҫакна тата ним хӑрами, кайран мӗн пулассине пач шутламасӑр тума май пурринче питех те нумай телей упранса тӑма пултарнинчен хӑй те тӗлӗнчӗ.

Он как будто не знал раньше цены свободе и теперь сам удивлялся тому, как много счастья может заключаться в простой возможности идти, куда хочешь, повернуть в любой переулок, выйти на площадь, зайти в церковь и делать это не боясь, не думая о последствиях.

VI // .

«Тӗлӗнмелле, ара, — хӑйпе хӑй калаҫрӗ Ромашов, — ӑҫта-тӑр вуланӑччӗ эпӗ этем пӗр ҫеккунт та шутламасӑр тӑма пултараймасть.

«Вот странно, — говорил про себя Ромашов, — где-то я читал, что человек не может ни одной секунды не думать.

III // .

Ҫавӑнпа та эпӗ ӑна тус вырӑнне шутламасӑр пурӑнма пултараймарӑм, кайрантарахпа вара хӑрама та пӑрахрӑм.

Я не мог не признать его другом и перестал остерегаться его.

Ҫирӗм пӗрремӗш сыпӑк // .

Кандовӑн канӑҫсӑр чунӗнче сутӑнчӑка вӗлерес тенӗ шухӑшӗ вӑй илсен, шухӑшне комитет председательне пӗлтериччен малтан, вӑл ҫавӑн ҫинчен ҫӗрне-кунне шутламасӑр пуҫ ҫавӑрчӗ, амӑшӗ хӑйӗн юратнӑ ачине артакласа пӑхнӑ пек вӑл хӑйӗн шухӑшне ӳстерчӗ…

И когда мысль об убийстве предателя зародилась в мятущейся душе Кандова, он, прежде чем сказать об этом председателю комитета, много ночей подряд вынашивал ее в своем сердце, пестовал любовно и заботливо, как мать обожаемого ребенка…

XVIII. Кандов // .

Юланутпа хӑвӑрт чуптарса килнипе тӑртаннӑ урисене юлхавлӑн хуҫлатса, Давыдов йывӑррӑн, шӑпах Нестеренко вырнаҫнӑ креслона хирӗҫле кивӗ пукан ҫине пырса ларчӗ, ҫак хӑваран ҫыхнӑ йӳнӗ тӑракан креслон лутӑрканса пӗтнӗ айккисем ҫине ним шутламасӑр пӑхса илчӗ, унтан, акаци тӗмӗсенчи ҫерҫисем пӗр чарӑнмасӑр чӗвӗлтетнине итленӗ май, Нестеренкӑн сарӑ пичӗ ҫине, унӑн тирпейлӗ сапланӑ ҫанӑллӑ кивӗ гимнастерки ҫине пӑхса, ҫапла каларӗ:

Давыдов, устало сгибая затекшие от быстрой верховой езды ноги, тяжело опустился на старенький стул, стоявший как раз против кресла, на котором сидел Нестеренко, тупо посмотрел на потерханные, плетенные из прутьев лозняка подлокотники дешевенького кресла, а потом прислушался к неумолчному чириканью воробьев в кустах акации и, взглянув на желтое лицо Нестеренко, на его старую гимнастерку с аккуратно обшитыми рукавами, проговорил:

XXIV сыпӑк // .

— Ӑна кунта шырамалла мар, — ним шутламасӑр тенӗ пек каларӗ Лушка, анчах хӑй ҫавӑнтах хул пуҫҫине шӑннӑ чухнехи пек сиктеркелесе илчӗ.

— Его не тут надо искать, — развязно сказала Лушка, но как-то зябко передернула плечами.

XI сыпӑк // .

Пӳрнепе ҫапла ним шутламасӑр тӗкес пулсан, мана та лекме пулать.

Этак, ежели наугад пальцем тыкать, можно и в меня попасть.

IX сыпӑк // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех