Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

Юратмасӑр (тĕпĕ: юрат) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Юратмасӑр, сэр.

— Да, сэр.

Вунсаккӑрмӗш сыпӑк // .

Васкаттӑм, тӑкаттӑм, унтан укҫа нумай пӗтернӗшӗн хӑраса, ним пӗлмесӗр, юратмасӑр ҫиеттӗм, юлашкинчен вара, ҫилленсе ҫитнӗскер, хырӑм выҫнине туймасӑр, укҫа пӗтессинчен хӑрамасӑрах мороженӑй илме тухса чупаттӑм.

Спешил, торопился, проливал, портил, потом от страха, что много истратил, ел без аппетита, и наконец, злой, полуголодный, махнув на все рукой, мчался покупать мороженое.

Параппанҫӑ кун-ҫулӗ // Леонид Агаков. Гайдар, Аркадий Петрович. Параппанҫӑ кун-ҫулӗ: повесть; вырӑсларан Л.Агаков куҫарнӑ. — Шупашкар: Чӑваш государство издательстви, 1957. — 132 с.

Анчах пурпӗр ӑна юратмасӑр тӑма ҫук: чӗре ун патнеллех туртӑнать.

Но не полюбить его не было возможности: сердце так и влеклось к нему.

IV // .

Пурӑнаймасть вӑл юратмасӑр — пурӑнӗччӗ те, анчах пултараймасть! —

Что не любить оно не может — и хотело бы, да не может! —

IX // .

— «Пурӑнаймасть вӑл юратмасӑр», — ман хыҫҫӑн каларӗ Зинаида.

— «Что не любить оно не может», — повторила Зинаида.

IX // .

Атте мана ытлашши юратмасӑр ачашлатчӗ; анне вара, эпӗ пӗртен-пӗр ача пулин те, ман енне ҫаврӑнса та пӑхман, урӑх хуйхӑ-суйхӑ пулнӑ унӑн.

Отец обходился со мной равнодушно-ласково; матушка почти не обращала на меня внимания, хотя у ней, кроме меня, не было детей: другие заботы ее поглощали.

I // .

Вӑл сыснан шӑртлӑ ҫурӑмӗ ҫинче вырнаҫса ларсан, Федор Тимофеич йӗрӗнсе, хӑйӗн ӗҫне юратмасӑр, хӑй искусствине ним вырӑнне хумасӑр тунӑ пек, сысна ҫурӑмӗ ҫине сӳрӗккӗн, кахаллӑн хӑпарчӗ те, унтан вара хур ҫине хӑпарса, кайри урисемпе чӗвен тӑчӗ.

Когда он, балансируя крыльями и шеей, укрепился на щетинистой спине, Федор Тимофеич вяло и лениво, с явным пренебрежением и с таким видом, как будто он презирает и ставит ни в грош свое искусство, полез на спину свиньи, потом нехотя взобрался на гуся и стал на задние лапы.

IV. Тӗлӗнмелле мыскара // .

Ирина куҫӗсем, унӑн йӑлтӑр кулли Виктора питӗ кӑмӑла кайрӗҫ, ун юлташӗ ҫавӑн пек хитре хӗре ӑҫтан юратмасӑр тӑма пултартӑр-ха.

Любуясь и ее взглядом и улыбкой, он думал, что его друг не мог, конечно, не влюбиться в такую миловидную возницу.

XIV сыпӑк // .

Анчах вылясса вӑл юратмасӑр, ирӗксӗр выляни сисӗнет.

Заметно только было, что она неохотно играла эту роль.

V. Шыв пики // .

Паллах, юратмасӑр тӑмӗ ӗнтӗ, пӗр чун савнийӗ кунтах акӑ, унтан тата качча та тухӗ — ӗмӗр хӑраххӑн пурӑнмӗ…

Будет, конечно, влюбляться, один поклонник сердца уже налицо, а там, гляди, и замуж выйдет — век вдовой не останется.

XI // .

Халиччен вӑл пӗр хӑйне ҫеҫ юратнӑ тата юратмасӑр тӑма та пултарайман, мӗншӗн тесен хӑйӗнчен вӑл ыррине кӑна кӗтнӗ тата хӑйӗнчен хӑй сивӗнме ӗлкӗреймен-ха.

Он любил до сих пор только себя одного и не мог не любить, потому что ждал от себя одного хорошего и не успел еще разочароваться в самом себе.

II // .

Чапшӑн та карьерӑшӑн ҫунакансемсӗр пуҫне, вӗсем нумаййӑнах марччӗ, ытти офицерсем пуртех хе службӑна, хистевлӗ-хӗсӗрлӳллӗ, пач килӗшмен, йӑлт йӗрӗнтерсе ҫитернӗ барщина еверлӗ курса, унпа тӑвӑрланса та ӑна юратмасӑр, ячӗшӗн кӑна тукаласа пынӑ.

За исключением немногих честолюбцев и карьеристов, все офицеры несли службу как принудительную, неприятную, опротивевшую барщину, томясь ею и не любя ее.

VI // .

Эсир мана ҫав сӑмахсемшӗн ҫилленме, юратмасӑр тӑма пултаратӑр, анчах ҫапах та хӑвара хӑвӑр: вӑл мӗн шухӑшлать, ҫавна калать, икӗпитленмест, мана улталасшӑн та мар, тейӗр.

Вы можете рассердиться на мои слова, почувствовать нелюбовь ко мне за них, но все-таки вы скажете себе: он говорит то, что думает, не притворяется, не хочет меня обманывать.

III // .

Хӗр малтан ӑна качча тухасшӑн пулман; анчах вӑл майӗпенех ҫак ҫын хӑйне пӑхӑнса тӑнине хӑнӑхса пынӑ та, икӗ инкекрен — ҫавӑн пек упӑшкаран тата ҫавӑн пек тӑван ҫемйинчен — упӑшка пӗчӗкрех инкек пулнине курсан, хӑйне савакан ҫынна телейлӗ тунӑ; малтанах, юратмасӑр качча тухни мӗне пӗлтернине пӗлсе ҫитнӗ чухне, ӑна ҫав тери лайӑх мар пулнӑ; анчах упӑшки ун сӑмахне итлекенскер пулнӑ; пурӑнсан-пурӑнсан — юратӗҫ-ха, вӑл вара ҫапла майпа ахаль ҫеҫ лайӑх хӗрарӑм пулса тӑнӑ, урӑхла каласан, вӑл лайӑх хӗрарӑм пулнӑ, анчах ирӗксӗрлӗхпе килӗшет те, ҫапла вара, ҫӗр ҫинче пӗлӗте вараласа кӑна пурӑнать.

Девушка начинала тем, что не пойдет за него; но постепенно привыкала иметь его под своею командою и, убеждаясь, что из двух зол — такого мужа и такого семейства, как ее родное, — муж зло меньшее, осчастливливала своего поклонника; сначала было ей гадко, когда она узнавала, что такое значит осчастливливать без любви; но муж был послушен; стерпится — слюбится, и она обращалась в обыкновенную хорошую даму, то есть женщину, которая сама-то по себе и хороша, но примирилась с пошлостью и, живя на земле, только коптит небо.

I // .

Ӗнер мана эсир юратмасӑр чуптутариччен вилни лайӑхрах терӗр мар-и?

— Вы, которая вчера сказали мне: лучше умереть, чем дать поцелуй без любви?

VI // .

Вил, анчах та юратмасӑр ан чуптутар!

Умри, но не давай поцелуя без любви!

IV // .

— Эпӗ пӗлетӗп, пурте юратнӑ вӗсем сана, мӗншӗн тесен сана юратмасӑр тӑма май ҫук.

— Я знаю, что все они любили тебя, потому что тебя нельзя не любить.

IX сыпӑк // .

Ӑна пӗрре пӗлсен, юратмасӑр тӑма май ҫук.

Узнав раз, его разлюбить нельзя.

VIII сыпӑк // .

Вут ҫывӑхнерех пынӑҫемӗн ӑшӑран ӑшӑ пулса ҫитет, ҫапах ӑна юратмасӑр тӑма ҫук; Обломов та Агафья Матвеевнӑпа ҫавнашкалах ҫывӑхланса пычӗ.

Он сближался с Агафьей Матвеевной — как будто подвигался к огню, от которого становится все теплее и теплее, но которого любить нельзя.

I сыпӑк // .

— Эсӗ мар-им, икӗ эрне каялла васкататтӑн мана? — терӗ Ольга, Овломов ҫине юратмасӑр, тинкерсе пӑхса.

— Не ты ли, две недели назад, сам торопил меня? — спросила она, глядя сухо и внимательно на него.

V сыпӑк // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех