Чӑваш чӗлхин икчӗлхеллӗ ҫӳпҫи

Шырав

Шырав ĕçĕ:

Хӑйӗнпе (тĕпĕ: хӑй) сăмах форми çинчен тĕплĕнрех пăхма пултаратăр.
Вӑл тӗттӗмре хӑйӗнпе хӑй йӑвашшӑн та айӑплӑн кулкаларӗ те, тӗршӗнкелесе илсе, ҫавӑнтах малалла таплаттарчӗ.

Куҫарса пулӑш

II // .

Лопухов хӑйӗнпе Вера Павловна пурнӑҫӗ ҫинчен шухӑшламан тетӗн-и вара эсӗ?

И неужели ты полагаешь, что Лопухов сам не думал о своих отношениях к Вере Павловне?

XXXI // .

Крюковӑшӑн тӑрӑшни, унтан ун ҫинчен аса илнисем Кирсанова улталарӗҫ: ӑна халӗ хӑйӗншӗн Вера Павловна ҫинчен шухӑшлас хӑрушлӑх ҫук пек туйӑнчӗ; Вера Павловна Крюкова патне ҫӳресе хӑйӗнпе калаҫнӑ чухне Кирсанов унпа тӗл пуласран пӑрӑнмарӗ.

Заботы о Крюковой, потом воспоминания о ней обманули Кирсанова: ему казалось, что теперь он безопасен от мыслей о Вере Павловне; он не избегал ее, когда она, навещая Крюкову, встречалась и говорила с ним, и потом, когда она старалась развлечь его.

XVI // .

Тӳрӗ кӑмӑлпа туман ӗҫ вӑл ҫын хӑйӗнпе кӗрешнинчен чылаях лайӑх мар, вӑл кӗрешӳ, чӑннипе илсен, йывӑрах та мар, ҫав кӗрешӗве Кирсанов, ҫирӗп пулса, чӑтса ирттерӗ — ун пирки нимӗн иккӗленмелли те ҫук.

А нечестный поступок гораздо неприятнее той, в сущности, и не тяжелой, борьбы с собою, которую придется ему выдержать и в развязке которой — в гордом довольстве собою за твердость — нет сомнения.

XII // .

Нивушлӗ хӑйӗн пурнӑҫӗн шӑплӑхӗ кӗске вӑхӑтлӑха та пулин ан пӑсӑлтӑр тесе, хӑйӗнпе пӗр тан тепӗр ҫынна хытах сиенлемелле.

Неужели для того, чтоб избежать неважного и недолгого нарушения тишины собственной жизни, допускать серьезный вред другому, не менее достойному человеку?

XII // .

Вера Павловна качча тухсан, малтанхи вӑхӑтра Кирсанов Лопуховсем патӗнче час-часах, кун сиктерсех пулчӗ темелле, тӗрӗсрех калас пулсан, кунсерен тенӗ пекех пулчӗ, вара часах, пӗрремӗш кунтан пуҫласах темелле, Лопуховпа хӑйӗнпе туслӑ пулнӑ пекех, Вера Павловнӑпа калама ҫук туслашса кайрӗ.

В первое время замужества Веры Павловны Кирсанов бывал у Лопуховых очень часто, почти что через день, а ближе сказать, почти что каждый день, и скоро, да почти что с первого же дня, стал чрезвычайно дружен с Верою Павловною, столько же, как с самим Лопуховым.

XI // .

Анчах ӑслӑ ҫынсем: лайӑхрах та тума пулать, теҫҫӗ, ҫапла вара тупӑшӗ те ытларах пулать тата унпа хӑйӗнпе те лайӑхрах усӑ курма пулать.

Но умные люди говорят, что можно сделать еще гораздо лучше, так что и прибыли будет больше, и можно выгоднее делать употребление из нее.

IV // .

Факт вӑл акӑ ҫакӑ: Лопухов каланине малтан йӑл кулса, унтан питӗ тимлӗн итлекен Верочка, Лопухов Марья Алексевнӑпа мар, унпа хӑйӗнпе калаҫать тата шӳтлесе мар, тӗрӗссипе калаҫать, тесе шухӑшланӑ; Лопухов каланине мӗн пуҫламӑшӗнчех тимлӗн итлекен Марья Алексевна Верочка еннелле ҫаврӑнчӗ те: «Тусӑмҫӑм, Верочка, мӗн эсӗ пӗрмаях чӗмсӗр ларатӑн? Халӗ эсӗ Дмитрий Сергеевичпа паллашнӑ ӗнтӗ, фортепьяно калама ыйтасчӗ те хӑвӑн юрласа парасчӗ!» — ҫак сӑмахсем акӑ мӗне пӗлтернӗ:

А факт был тот, что Верочка, слушавшая Лопухова сначала улыбаясь, потом серьезно, думала, что он говорит не с Марьей Алексевною, а с нею, и не шутя, а правду, а Марья Алексевна, с самого начала слушавшая Лопухова серьезно, обратилась к Верочке и сказала: «Друг мой, Верочка, что ты все такой букой сидишь? Ты теперь с Дмитрием Сергеичем знакома, попросила бы его сыграть тебе в аккомпанемент, а сама бы спела!», и смысл этих слов был:

VI // .

Чӑнах та, департаментри пӗчӗк чиновниксем Павел Константиныч ӗҫлекен отделени начальникӗ Павел Константиныча кӑмӑллама пуҫланӑ тесе калаҫнӑ, отделени начальникӗ вара хӑйӗнпе пӗр тан ҫынсем хушшинче: мана тупрасӑр хӗр те юрать, анчах хитре пултӑр, — тесе пӗлтернӗ, тата Павел Константиныч лайӑх чиновник, тенӗ.

Действительно, мелкие чиновники в департаменте говорили, что начальник отделения, у которого служит Павел Константиныч, стал благосклонен к нему, а начальник отделения между своими ровными стал выражать такое мнение, что ему нужно жену хоть бесприданницу, но красавицу, и еще такое мнение, что Павел Константиныч хороший чиновник.

I // .

Вӑл кайнӑ хыҫҫӑн икӗ кунтан статски, анчах урӑх статски, хӑйӗнпе пӗрле полици илсе пынӑ та Марья Алексевнӑна нумайччен вӑрҫнӑ: анчах Марья Алексевна пӗр сӑмахпа та ун айне юлман, пӗрмаях: «Эпӗ сирӗн ниепле ӗҫӗре те пӗлместӗп. Ман патӑмра кам хӑна пулнине кил кӗнеки тӑрӑх тӗрӗслӗр! — Псков купчихи Савастьянова, манӑн пӗлӗшӗм, эп урӑх нимӗн те пӗлместӗп!» — тенӗ.

А через два дня после того, как она уехала, приходил статский, только уже другой статский, и приводил с собою полицию, и много ругал Марью Алексевну; но Марья Алексевна сама ни в одном слове не уступала ему и все твердила: «Я никаких ваших делов не знаю. Справьтесь по домовым книгам, кто у меня гостил! — псковская купчиха Савастьянова, моя знакомая, вот вам и весь сказ!»

I // .

Акӑ вӑл ура ҫине тӑнӑ, хӑйӗнпе тытӑҫнӑ самантра ӳкнӗ такам ҫӗҫҫине илнӗ те унпа хӑй кӑкӑрне чикнӗ.

Вот он встал и, подняв потерянный кем-то в борьбе с ним нож, ударил им себя в грудь.

I сыпӑк // .

Ҫынпа хӑйӗнпе те тем чухлех ӑнланмалла мар япаласем пулса иртеҫҫӗ: чылайччен аванах пурӑнать ҫын — ним те ҫук, унтан сасартӑк ӑнланса илмелле мар палкама пуҫлать е ют ҫын сассипе кӑшкӑрма тытӑнать, е каҫсерен ыйхӑ тӗлӗшпе аташса ҫӳрет; тепри кӗтмен ҫӗртенех кукӑрӑлса ӳкет те, ҫӗр ҫинче тапкалашма тапратать.

И с самим человеком творилось столько непонятного: живет-живет человек долго и хорошо — ничего, да вдруг заговорит такое непутное, или учнет кричать не своим голосом, или бродить сонный по ночам; другого, ни с того ни с сего, начнет коробить и бить оземь.

IX сыпӑк // .

Пуринпе те чуп тусах уйрӑлать, хӑйӗнпе ҫывӑхрах пулнӑ рабочие хӑйӗн сӑн ӳкерчкӗне парнелет.

На прощание перецеловался со всеми, а тем, с кем был ближе связан, подарил на память свою фотографию.

Ҫирӗм виҫҫӗмӗш пай // .

Хӑйӗнпе хӑй мӑнаҫланса ҫӳрекен, ӑс-тӑнӗпе уйрӑлсах тӑман Алексей Александрович пирки моряксем уҫҫӑнах ҫапла каланӑ: «Ҫичӗ пӑт какайсӑр пуҫне мӗн пур ӗнтӗ вӑл ҫынра?»

Про самодовольного и тупого Алексея Александровича моряки говорили: «Что он за человек, семь пудов августейшего мяса».

Ҫирӗм пӗрремӗш пай // .

Иван Михайлович хӑйӗнпе хутшӑнакан ҫамрӑксен пурнӑҫӗпе интересленсех тӑнӑ, вӗсен ӗҫӗсем, малашнехи планӗсем ҫинчен ыйтса пӗлнӗ, сӗнӳсем панӑ.

Иван Михайлович принимал самое горячее участие в делах окружающей его молодежи, расспрашивал об успехах, о планах на будущее, советовал.

Тӑххӑрмӗш пай // .

— Хӗр ача хӑйӗнпе туслӑ пулма сӗнни килӗшмерӗ-и?

— Из-за того, что я первая предложила тебе дружбу?

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Женя хӑйӗнпе калаҫнӑ хулӑн сасса аса илчӗ те ҫыннипе тӗл пулас килменнине ӑнланчӗ.

Женя вспомнила голос, который разговаривал с ней до Маргариты, и вдруг поняла, что не очень хочет встречаться с этим человеком.

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Хӑйӗнпе хуҫаланма вӑл тек никама та ирӗк памӗ.

Ни за что и никому не позволит так бессовестно собой манипулировать.

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Женя тинех тавҫӑрса илчӗ: Федор хӗр ачана мар, хӑйӗнпе юлташлӑ арҫын ачана урама чӗнет.

И Женя сразу вспомнила, что это не ее Женю, зовут гулять, а нового приятеля.

Виҫҫӗмӗш сыпӑк // .

Вӑл хӑй ӑҫтине, хӑйӗнпе мӗн пулнине пӗлми пулать, унӑн сисӗмӗ ҫеҫ юлать.

Он переставал понимать, где он и что с ним, продолжая только чувствовать.

XLIII. Парус // .

Страницăсем:

Меню

 

Статистика

...тĕплӗнрех